04:21Чт, 08 декабря 2016
10
6˚C
63.91
68.50

Информационное
агентство «Камчатка»

Авторские статьи

Влада Власова

Автор:

Влада Власова

13 марта 2014, 10:39

А в комнатах наших сидят брабансоны...

– Моя гостиница называется «Три дороги», это значит втридорога!
(м/ф «Приключения Фунтика»)

«С ноября 2013 года в Петропавловск-Камчатском городском округе (далее – ПКГО) происходит беспрецедентная по степени кощунства афера. Здание средней школы №19 по адресу 1-й переулок Фурманова, 12, ...было отдано якобы под приют для животных... Но, как показали следующие события, Слыщенко отдал Копейкиной здание школы под личную псарню», – так начинается обращение жителей поселка Чапаевка к губернатору Камчатского края.

Страсти в пригороде Петропавловска закипели в ноябре прошлого года, когда в поселке был официально и с помпой открыт первый на Камчатке приют для бездомных животных, но вскоре оказалось, что именно бездомным места в приюте как раз и нет.

Такса – не в собаках, такса – в деньгах!

– А ну, нюхни, нюхни! У тебя денежки есть? Что? Нету?! Тогда вынюхни!
(м/ф «Приключения Фунтика»)

Строго говоря, места там сколько угодно: школа №19 пос. Чапаевка, которую отдали под зоозащитное дело, некогда состояла из двух корпусов – старого одноэтажного, постройки 50-х годов и нового, двухэтажного, построенного в 1984 году. С точки зрения специалистов – кинологов и ветеринаров – место как нельзя более подходящее: два здания плюс большая пришкольная территория, на которой можно разместить и вольеры для крупных животных. Об этической стороне вопроса – можно ли школы отдавать «под собак» – речь не шла, так как к моменту передачи здания школа была года два как закрыта по предписанию Роспотребнадзора. Однако гражданка Копейкина О.А., руководительница «Ассоциации владельцев животных Камчатки и Дальнего Востока», вызвавшейся вдруг обогреть обездоленную живность Петропавловска, решила сдавать жилплощадь бродячим собакам и кошкам за немалые деньги.

Тариф заявила следующий: 1500 рублей в сутки + клетка (цена 4000 рублей) + поводок с ошейником (это еще рублей 500-700) + посуда + корм + лекарства. И выгуливает сдаваемую собачку тот, кто ее привез... Можно внести одноразово 15-20 тысяч «за хвост», и будет, как говорится, все включено. И неважно, дога ты привел или таксу.

Именно так и пришлось поступить девушке, которая в самую стужу нашла на трассе небольшую собаку – платить посуточно, как за гостиницу, кормить и лечить (собака была больна) самостоятельно, каждый вечер ездить в Чапаевку, чтобы бедняга могла погулять. Но и это не помогло. Когда история стала достоянием общественности, Копейкина потребовала собаку убрать: «Вы распространяете обо мне негативную информацию».

Особенно неприятно удивились такой постановке вопроса те, кто поначалу кинулся добровольно и безвозмездно помогать Оксане Александровне «в благородном деле», с готовностью жертвовали на приют, приезжали ухаживать за животными, обустраивать их новый дом. Но даже им на просьбу приютить несчастную живность были выставлены те же условия. Ясно, что платить такие деньги за ничейного щенка люди просто не могут. Тем более, когда в помощи нуждается целый выводок. Нет денег? Ну, нет и крыши над головой.

И тут Чапаевка столкнулась с новой проблемой – животные, которых не пустили в приют, стали пополнять ряды местных четвероногих клошаров. Среди них оказались три несчастных колобка, которых какие-то «сердобольные» граждане не повезли обратно в город, а бросили прямо на автобусной остановке, несмотря на лютую стужу. Один из малышей вскоре погиб, два других пока живы, так и растут, встречая автобусы. Они стали местной достопримечательностью и печальным символом людской безответственности.

В роли поросенка Фунтика...

Фунтик – маленький поросенок, который жил на попечении злой и жадной Белладонны, хозяйки универмага «Слеза ребенка». Она заставляла его притворяться и просить деньги на дом для бедных поросят, а потом эти деньги забирала себе (аннотация к мультфильму).

Надо сказать, что для видимости в «приют» несколько сироток все же попали. Правда, их участь незавидна – три щенка сидят в клетках, предназначенных для транспортировки, но никак не для житья. А жалобный плач котенка слышен даже на улице. Как-то из приюта сбежала собачка и прибилась к местным жителям. Едва ее покормили, у нее открылась рвота, содержимое собачьего желудка кишело гельминтами. Собаку рвало трое суток, а чапаевцы боролись с паразитами с помощью специальных препаратов. Вообще-то, дегельминтизация – это первое, с чего начинаются карантинные мероприятия, как только уличное животное поступает под опеку.

Найдутся ли когда-нибудь новые владельцы для приютских животных – большой вопрос, ведь кроме самой «повелительницы» и нескольких чапаевских детишек их никто не видит. Да и отдадут ли их вообще? Кто-то ведь должен играть роль «поросенка Фунтика»?

Зато теперь чапаевцы отлично знают, как выглядят гриффоны и брабансоны, т.к. видят их довольно часто. Собачками именно этой породы торгует новоиспеченная зоозащитница Копейкина. Она же является любительницей и владелицей восточно-европейских овчарок. Одна из них маячит в окнах бывшей школы, облаивая прохожих. Все это породистое и холеное поголовье проживает в «приюте», но не в клетках – занимает учебные классы. И выгуливается на пришкольной территории. При этом никто ни разу не наблюдал г-жу Копейкину с лопатой, убирающей бесчисленные экскременты своих питомцев.

Чапаевская помещица

Каждый приют мечтает о волонтерах, помощниках, добровольных пожертвованиях, о том, чтоб их было побольше, и, конечно, о том, чтобы подопечные поскорее обрели своих хозяев. Для этого организуются дни открытых дверей и приветствуются любые благие порывы сограждан. Обитель г-жи Копейкиной почему-то стала исключением. Никаких открытых дверей – все на замок! Добровольные помощники, поняв суть, приезжать перестали. Иным Копейкина сама указала на дверь. Лишь нескольким чапаевским детям, включая самых маленьких, дозволено убирать за животными. Взамен, по словам этих детей, хозяйка разрешает им поиграть в спортзале.

Вход всему остальному человечеству строго воспрещен – и не только в здание, но и на прилегающую территорию. При попытке приблизиться дама выпускает крупных собак, объявив здание и двор частной собственностью. По словам местных жителей, в приют не был допущен даже участковый, которому она сама же и пишет жалобы на всех подряд. Не смогли туда попасть ни сотрудники Горводоканала, ни журналисты. Исключение было сделано только для чиновников городской администрации, которая в ответ на жалобу граждан снарядила в Чапаевку большую комиссию.

Члены комиссии насчитали в «приюте» 8 породистых собак. А ничейных – 7, включая кота. Питаются животные из одного котла, точнее, из мешка, в том числе и кот. Корма владелица приобретает высококлассные, о чем без ложной скромности и сообщает на сайте своей организации, прося Христа ради «корма, лекарства и нужные вещи для собак – консервы «Собачье счастье», «Зоогурман», «Darling», «Экси», «Happy Dog». Хочется верить, что ничейным животным из гуманитарной помощи что-то да перепадает.

Комиссии г-жа Копейкина долго рассказывала, как терпит тяготы и лишения, но вопреки всему образцово содержит трех щенков и даже простерилизовала взрослую собаку. При этом неустанно напоминала о деньгах, которые так необходимы «на домик для бездомных поросят», намекала на необходимость позолотить ручку. И ей таки позолотили, продолжая недоумевать, почему именно она так внезапно и скоропостижно получила право на здание.

Мы – алле-гоп! А она – вуаля…

Все это более чем странно, особенно в свете следующих обстоятельств. Гражданка Копейкина широко известна в узких кругах камчатских собаководов как личность весьма одиозная. До сих пор она провозглашала себя юристом, дрессировщицей, заводчицей овчарок, но никак не зоозащитницей. В альтруизме Копейкина никем ни разу замечена не была. Говорят, за благотворительность она взялась исключительно в корыстных целях, чего и не скрывала. Только вот корысть вышла какая-то странная. 

Такая услуга, как передержка животных, существует давно. Стоит она от 400 до 1000 рублей в сутки, в зависимости от размеров и породы, и в нее все включено – питание, проживание, дрессировка. Никаких дополнительных поборов в виде клеток и кормов, а уж тем более беспородных животных для прикрытия, при этом не требуется. 

Говорят, занималась этим бизнесом и Копейкина. На кой же ей сдалась вся эта канитель в виде двух зданий, территории, ненужных собак? Тут, надо полагать, арифметика простая: сколько собак можно взять в квартиру, пусть даже ненадолго? Одну, двух. А если при этом в квартире уже проживает пяток-другой своих, то и вовсе не разбежишься. Другое дело – здание школы, вместит хоть сотню. И если за каждую брать по 1500 рублей в сутки?.. 

Единственное, чего не учла предприимчивая гражданка, это мнения общественности. Плохо знает она земляков. А те молчать не стали. Вдвойне ведь обидно: поселковая детвора теперь за 10 километров на уроки ездит, а в классах, где положено читать стихи и учить формулы, стоит скулёж и лай. С другой стороны, раз уж никак нельзя детям в этом здании учиться по причине его санитарной непригодности, почему бы не разместить там действительно ПРИЮТ. Настоящий, в котором дети все же могли бы получать уроки. Уроки доброты!

Они нас не узнали! Мы – охотник с собакой!..

«Просим немедленно, – написали жители Чапаевки, – освободить здание школы и вернуть его детям... Выделить под приют для животных другое здание и передать его НАСТОЯЩЕЙ зоозащитной организации, которая уже зарекомендовала себя реальными делами!»

Есть ли такая организация в городе? Есть! Который год обивают пороги девушки из «Второго шанса». На их счету не одно доброе дело, их знают жители Петропавловска, Елизово, Вилючинска. Идефикс этой организации – именно создание приюта. И нет сомнений, что это был бы настоящий приют, а не личная псарня. Почему им не предложили здание в Чапаевке, осталось загадкой. К.Г. Слыщенко на этот счет заявил нам, что он не помнит их в лицо, не знает лично, не слышал, чтобы они просили, и вообще ему все равно, кому давать здание.

Давно уже действует на Камчатке движение «Потеряшка». Этот поистине народный проект объединил огромное количество людей, которые спасают животных, попавших в беду. Их лечат, стригут, помогают адаптироваться, подыскивают им постоянных владельцев. Это непрерывный процесс. Ежедневно, ежечасно здесь, в южной части полуострова, кто-то теряется, находится, голодает, нуждается в помощи. Их всех не собрать ни в городской квартире, ни даже в частном подворье. Никакими словами не описать, чего порой стоит людям пристроить найденное животное. Иной раз его просто девать некуда – нет ничего, что могло бы служить хоть пунктом передержки!

В феврале этого года, в самый разгар вышеописанных событий, в Петропавловске умерла старушка. В ее опустевшей квартире осталось девять голодных кошек-инвалидов. Более 20 дней просидели они без пищи и воды. Но и после того как квартиру открыли, чуть живых кошек ждала бы верная гибель на улице. Наверное, их спасло провидение – привело к ним на помощь двух отчаянных девушек. Потом о спасательной операции узнал весь город. Люди стали предлагать помощь – деньгами, транспортом, продуктами. В итоге кошек откормили, подлечили, простерилизовали, расквартировали. Но каких усилий это стоило, каких нервов! Ведь их могли в любой момент выгнать, чтобы опечатать квартиру. А устроить всех сразу было невозможно, некуда.

А тем временем в поселке Чапаевка одна в двух зданиях бродила, аки тень отца Гамлета, Оксана Александровна Копейкина... Жаль, не оставила покойная старушка своим кошкам наследства, нечем им заплатить за услуги «приюта для бездомных животных».

 

Читать дальше

Автор:

Влада Власова

27 ноября 2013, 15:47

Как живется на Камчатке?

Заметки обывателя.

Читать дальше

Автор:

Влада Власова

27 ноября 2013, 15:17

«Новая бесплатная газета» исчезла вместе с деньгами рекламодателей

Развели и кинули

Читать дальше