05:18Сб, 10 декабря 2016
8
6˚C
63.30
67.21

Информационное
агентство «Камчатка»

Авторские статьи

Вячеслав Немышев

Автор:

Вячеслав Немышев

04 августа 2014, 13:56

Как горы превращают в щебень

Репортаж Вячеслава Немышева с карьера Ольховый.

Читать дальше

Автор:

Вячеслав Немышев

28 июля 2014, 12:01

Нерка: жизнь и смерть в озере Ажабачье

Или почему так важно заботиться о камчатской рыбе.

Читать дальше

Автор:

Вячеслав Немышев

18 июля 2014, 10:30

Имаго на озере Дальнее

Или как студенты комаров считали

Читать дальше

Автор:

Вячеслав Немышев

08 июля 2014, 11:32

Дневник инструктора Семина

Хроника массовых восхождений на вулкан Авачинский.

Читать дальше

Автор:

Вячеслав Немышев

25 июня 2014, 14:27

На рыбе берегов не видать

Очерк Вячеслава Немышева о рыбаках и рыбе.

Читать дальше

Автор:

Вячеслав Немышев

19 июня 2014, 15:36

Взять на бакштов

Наш корреспондент, Вячеслав Немышев, побывал на путине в Усть-Камчатске.

Читать дальше

Автор:

Вячеслав Немышев

12 мая 2014, 12:04

Камчатская победа в Крымской войне

Чтобы рассказывать о Камчатке, нужно здесь жить. Наездами получается сухо. И я поселился в Петропавловске-Камчатском. Вот вам первая история – политическая. Мне представилось, что Крым – все говорят о нем – отсюда, от побережья Берингова моря, уж очень далеко. Далеко до Севастополя, Керчи и Балаклавы. А вот пришлось мне побывать в северных поселках Корякии. И первый вопрос, который был задан мне оленеводом из крохотного поселка Ачайваям: "Как там в Крыму?»

– Леша Лазарев с Западной Украины, Саша Савельев из Севастополя, Коля Лазовский из-под Одессы.

Моложавый, крепкий старик в морской форме с медалями и орденами. Капитан 1-ого ранга. Выходим из автобуса в центре Петропавловска-Камчатского и идем к Авачинской бухте к Никольской сопке.

– Мои сокурсники по училищу. Кто-то уже и не живой, наверное... А как же на флоте без хохлов? Хе-хе. Баталеры, старшины. Хозяйственные же. 

Мы поднимаемся по дороге в сопку.

– Сопка Никольская. В народе ее называют сопка Любви. Сюда ходили на танцы в выходные и в праздники. Карусели. Духовой оркестр играл.

Отставной военный гидрограф, председатель Морского собрания, Анатолий Габбасович Гафиатулин родился в Петропавловске-Камчатском, учился в Ленинграде, служил в Севастополе. Его отец после участия в курильском десанте разминировал Авачинский залив. Анатолий Габбасович, будучи молодым лейтенантом, тралил с египтянами Суэцкий канал.

Разговор зашел о Крыме.

– Россия, конечно, проиграла Крымскую компанию.

Перед нами Авачинская бухта. Мемориал «Батарея Максутова». Бывалый моряк кладет руку на серый от времени чугун. Погода портится, скоро задует с моря «южак», и придет циклон. На Камчатке жители активно смотрят новости – говорят об Украине, спорят, сожалеют. Плакали даже. Много украинцев живут на Камчатке – в советские времена приезжали на заработки, так и остались жить. Пасенюки, Карпенко, Печень. Зашел разговор о Крыме, что теперь Крым наш. Севастополь наш. Город-крепость политый русской кровью. На Малаховом кургане в ту далекую Крымскую войну 1854-ого года сражался именной Камчатский полк, названный так по велению царя Петра. Прошу Анатолия Габбасовича встать возле пушек, позировать – нужно сделать фото. Рассказать и о людях, и об истории, и об оружии.

– Тогда в Крымскую кампанию на Камчатку пришла англо-французская эскадра. Высадили десант. Расстреливали наши батареи прямой наводкой...

Король Гавайских островов, дружественный русским, сообщил, что в Тихом океане появилась эскадра. Командовал тогда Петропавловским гарнизоном генерал-губернатор Василий Степанович Завойко. О Крымской войне уже знали. Стали готовиться к обороне: берег укрепили пушками, снятыми с военных кораблей. Гарнизон усилили матросами, стрелками, присланными из Охотска, казаками и ополченцами. Всего полторы тысячи человек. 

В первой же артиллерийской дуэли погиб командующий англо-французской эскадрой. Бой продолжился: корабли прямой наводкой расстреливали батареи на Никольской сопке. Командир третьей, «смертельной» батареи лейтенант Максутов, обладавший уникальным даже для военного человека хладнокровием, последним зарядом потопил шлюпку с десантом, и был при этом тяжело ранен. До девятисот солдат неприятеля высадились на камчатский берег, попытались окружить укрепленный гарнизон. Французский офицер, один из выживших участников петропавловского сражения после писал: «Никто не сможет устоять против русской штыковой атаки!» На самой вершине Никольской сопки и произошла та знаменитая битва, после которой на поле боя осталось лежать почти половина англо-французского десанта. Русских погибло тридцать четыре человека. Капитаны торговых американских судов, стоящих в гавани под своими звездными флагами, были сильно возмущены шумом и грохотом, мешающим торговать и заключать сделки. Американцы были тогда страной молодых янки, их газеты долго глумились над проигравшей русским старухой Европой.

– Россия в 1854 году проиграла. Севастополь пал. Но не был побежден русский солдат. Сила его духа оказалась сильнее всех армий противника вместе взятых, – говорит старый моряк. Он в кителе без фуражки. Стоит рядом с той самой «смертельной» батареей Максутова. Ее пушки завалены снегом, весна на Камчатку приходит только в мае.

– В Крыму уже лето. Тепло. Курорт. Там многие мои сослуживцы остались на пенсии жить. Мой отец всегда говорил, что такое безобразие долго продолжаться не может. Не может один народ жить по разные стороны границы. Так и случилось... Мой отец и мама, бабушка и дедушка похоронены в Донецке. Я думаю, как же теперь смогу к ним ездить...

Петропавловск-Камчатский два года назад стал городом воинской славы. На самом деле получилось, что первая и единственная победа в Крымской войне произошла на Камчатке. Два полуострова. Далекие и близкие. Сила духа русского солдата, как мощное идеологическое оружие признано всеми историками и военными аналитиками. Русская армия считается самой сильной, русский солдат самый неприхотливый и выносливый. Когда велась артиллерийская дуэль, солдаты на берегу не были защищены брустверами и укрепленными постройками. Не успели сделать. Как писал командир одной из батарей: «Прикрыты от огня были только пятки». Вскоре вышел царский указ о награждении всех участников петропавловского сражения боевыми медалями на георгиевских лентах за Крымскую войну. На склоне Никольской сопки построили часовню: по одну сторону похоронили русских, по другую англичан и французов. В Севастополе на Малаховом кургане есть надпись: «Здесь в Крымскую войну 1854-ого года героически сражался Камчатский полк».

Читать дальше

Автор:

Вячеслав Немышев

05 мая 2014, 17:06

Выпуск молоди

Пару лет назад я был свидетелем, как на одном из рыборазводных заводов Камчатки выпускали лососевую молодь. Снимал я вечером – малька-граммовика выпускают в темное время суток. Надел акваланг и пристроился с подводной камерой в прудике, затоне, куда через полминуты после старта пришла вместе с бурлящей водой лососевая молодь. Красиво было, я подсвечивал подводным фонарем. Лазил по мелководью, плавал среди юных рыб в мире Ихтиандра... Одно мне пришло в голову тогда – вот оно настоящее вечное богатство Камчатки. Вечно то, что имеет генетическое свойство возрождаться вновь и вновь, как душа человека. И снова я произношу набившее всем оскомину фразу: "Человек, береги природу, мать твою!"

Это предисловие к казалось бы обычной для камчатцев новостной теме – на Паратунском заводе выпустили 18 миллионов граммовиков кеты. Граммовик — это малек, маленькая рыбка, детеныш. Он весит какие-то граммы, поэтому так и называется. 

Мы идем по заводу с Еленой Владимировной Ставенко, главным рыбоводом. Она хвалится, что в этом году выпускают «здоровеньких, толстеньких, но не жирненьких»: «Дело в том, – говорит Елена Александровна, – что, в отличие от людей, у рыб могут очень быстро возникнуть проблемы с печенью. Человек печень себе портит в течении всей жизни. Чтобы умереть от жировой дегенерации, нам нужно очень сильно постараться. У рыб нет соответствующего фермента для расщепления излишнего жира, поэтому некачественная пища может очень быстро вызвать у рыб пищевое отравление и, как следствие, жировую дегенерацию и смерть... Не волнуйтесь. Наши рыбки хорошие, мы используем очень качественные датские корма по три доллара за килограмм». 

Молодь выпускают. За 10-14 дней лососевая детвора доберется до Авачинской бухты. По статистике в прибрежной зоне погибает 85% молоди. Если 2% искусственно воспроизведенных рыб возвращаются на свои нерестилища, то можно сказать о виртуальной рентабельности данного предприятия. Почему виртуальной? «Мы же государственное предприятие, – рассказывает Елена Александровна, – прямых затрат и убытков не считаем. Затраты несет государство. Мы часть государственной программы, часть мировой экологической программы. Мы не зарабатываем на лососе, но помогаем рыбе сохранить свою генетику, свои стада в нашем безумном мире... Если говорить предметно, виртуальность возникает из-за нехватки информации: чтобы рассуждать об экологической рентабельности пастбищных заводов, нужно получать статистические данные по промизъятию, то есть промышленному вылову рыбы. И, конечно, статистику по браконьерству. Ни у науки, ни у нас таких данных сегодня нет». 

На Камчатке всего пять рыбоводных заводов. Много это или мало? Пять – это не сотни, как в Соединенных Штатах, Канаде, Японии. На нашем Сахалине заводов десятки! Что же такое, почему Камчатка так отстает? Не пора ли бить тревогу? На самом деле в Штатах все обстоит не так благополучно. Электрические компании, зарезервировавшие нерестовые реки, построили плотины и перекрыли лососю доступ к естественным нерестилищам. Еще в 19 веке американцы кричали на весь мир, что построят сотни заводов и завалят прилавки искусственным лососем. В результате нерестовые реки были уничтожены, а искусственное воспроизводство не смогло в должном количестве восполнить стада тихоокеанского лосося. На Камчатке дела обстоят куда лучше: наш лосось воспроизводится естественным путем и это является уникальным богатством нашего полуострова. Этим ценится весь российский Тихоокеански регион. Нельзя забывать об этом. 

Лосось – древняя рыба, она выжила во времена глобальных похолоданий и потеплений. Во время землетрясений и вулканических извержений лосось пробивал себе путь по заваленным бревнами и камнями речкам. В наши времена лосось идет к своему нерестилищу с тем же завидным генетическим упорством. Хочется сказать: «Э-гей, браконьер, остановись, и задумайся - что ты делаешь? Ты убиваешь своего учителя!" "Прощай, браконьер! Ты мертв в своем генетическом продолжении,» – так, наверно, думает лосось. 

Лосось идет сквозь океанские штормы, сквозь браконьерские сети к своему нерестилищу. Прет напролом. 

Однажды на Командорах я ловил горбушу в устье речки на бухте Подутесная. Работал я тогда в заповеднике и по закону мне было разрешено поймать и съесть в сутки пару «хвостов». Ловил я на удочку «зацепом», подлым способом. Это был нечестный бой. Рыбу распирали гормоны, она упорно шла вперед, а я выдергивал невезучих... Попался мне сильный самец, я зацепил его за плавник, тянул, а он сопротивлялся, как черт! И выдернул я его, взял в руки, смотрю, а он весь в шрамах, с порванной холкой, с перебитыми зубами. С полувытекшим глазом. Мужик! «Вперед, вперед, нереститься или умереть!» И мне стало стыдно, я отпустил самца обратно в реку: «Иди, парень, в стремнину, найди свою самку и делай свое дело».

Так вот...

Елена Александровна дополняет: «Может быть мы и не являемся мировыми лидерами по воспроизводству, но наши заводы уникальны. Малкинский завод, единственный в России выпускает чавычу. По кижучу работаем мы и Вилюйский завод. Озерки и Малки тоже единственные два завода в России, которые работают по нерке». 

В этом году двадцать второй раз паратунские рыбоводы выпускают молодь лосося. Кета. Считается, что кета — самый лучший вид лосося для воспроизводства. Самый большой промвозврат. Кета не задерживается надолго в реке, быстро растет, и всегда возвращается в места своего рождения. «Нынешний год удачный, хороший, – резюмирует Елена Алесандровна. – Молодь крупная, не болеет. У нас такие чувства как у учителей, которые выпускают своих десятиклассников. Мы ждем ее возвращения... Пару лет назад ПРООНовские специалисты непонятно откуда и каким образом получили данные по браконьерскому изъятию. Рыбоводы и ученые считают эти данные «безумными», явно завышенными, а программу ПРООН враждебной российским промышленным и научным интересам. Таким данным нельзя доверять, потому что ПРООН является противником искусственного воспроизводства». 

Недавно аляскинские ученые приезжали в Россию, посмотрели и резюмировали: то, что делается на камчатских рыбоводных заводах, нельзя назвать искусственным воспроизводством в чистом виде. Рыбу не доводят до товарных размеров. Молодому лососю просто помогают стать диким, а уж природа сама делает из граммовиков настырных океанских странников. 

Текст, фото — Вячеслав Немышев

Читать дальше