02:26Чт, 08 декабря 2016
10
6˚C
63.91
68.50

Информационное
агентство «Камчатка»

Автор:

Олеся Сурина

AirPano на Камчатке: камеры на Ключевском вулкане замерзали за минуту

5 февраля 2015, 13:58

165 килограммов оборудования, 50 градусов мороза, Ключевской вулкан и три влюбленных в Камчатку фотографа. В январе 2015 года Камчатский край посетила съемочная группа проекта AirPano. В её составе: Дмитрий Моисеенко, Сергей Шандин и Станислав Седов. Они приехали на полуостров из Москвы для того, чтобы снять с воздуха панорамы извержения Ключевского вулкана. Об опасностях своей работы, медведях Курильского озера и камчатском интернете корреспонденту информационного агентства «Камчатка» фотографы рассказали перед возвращением в Москву.

02

Фото: www.facebook.com/AirPano

Корреспондент: Почему вы решили приехать на Камчатку?

Дмитрий Моисеенко: Увидеть извергающийся вулкан - я думаю, это мечта каждого человека. Наша компания занимается съемками самых красивых мест мира, и эти места зачастую статичны, а тут есть еще и динамика, опасность, буйство природы. Вулканы интересны и для съемок, и для людей, которые на них смотрят.

Честно говоря, мы раньше как-то особо не обращали внимания на Камчатку. Почему-то из Москвы такое ощущение, что Исландия ближе. Я сам как-то туда выезжал специально на съемку вулкана. Не повезло. Извержение закончилось в день моего приезда.

Когда два года назад начал извергаться вулкан Толбачик на Камчатке, мы поняли, что это шанс. Поездку организовать было не просто: сведения искали по форумам, через разных людей договаривались… В итоге та наша съемка оказалась одной из самых удачных: очень сильные кадры сделали. Награды получили на разных конкурсах. Нам самим очень понравилось на Камчатке. В 2013 году снова к вам приехали в Кроноцкий заповедник. И нам еще больше понравилось.  Камчатка для нас какая-то… фартовая.

Станислав Седов: Но не в этот раз.

Дмитрий: Подожди! Так вот, когда мы узнали, что извергается Ключевская сопка, не было сомнений, лететь или не лететь. Лететь! Контакты все налажены, поэтому мы просто собрались и полетели. Весь наш опыт общения с людьми на Камчатке и опыт съемок говорит о том, что, чем чаще сюда летаешь, тем…

Станислав: Тем больше медалек на стене становится. (Смеется).

Вы говорите эта поездка вышла не фартовой? Почему?

Станислав: Условия тяжелые.

Дмитрий: Сценарий того, что мы должны были сделать во время этой съемки, состоял из 150 пунктов: это и сферические панорамы, и сферическое видео, и просто видео, и просто фото… Очень много было задач.

Высота Ключевской сопки сейчас около 5 километров. Мы никогда не работали на такой высоте. Не знали, как будем себя чувствовать. Ведь 5 тысяч метров где-нибудь в Непале — это одно, а 5 тысяч метров на Камчатке — другое. Мы три раза поднимались в воздух на вертолете Ми-8 на высоту до 5 тысяч 400 метров. Приходилось прикладывать к кислородным баллонам. Пилоты постоянно находились в масках. У наших двоих фотографов отказало по одному уху.

Станислав: Я вас до сих пор правым ухом не слышу. Это из-за перепадов высоты и давления.

Дмитрий: Приедет в Москву и будет лечиться после вашего Ключевского вулкана. (Смеется). Отказы оборудования превысили все наши ожидания. У нас с собой не было столько запасного оборудования, а ведь мы всегда возим технику в двойном-тройном размере. Фотокамеры замерзали за одну минуту съемки!

03

Фото: www.facebook.com/AirPano

Станислав: В самом Козыревске, когда мы взлетали, было –20–25 градусов мороза, а на высоте 5 тысяч метров — все – 50°C.

Дмитрий: Все батарейки садились буквально за несколько минут. Поэтому и пришлось летать три раза. Такого мы никогда не делали, если не считать единственный раз, когда я трижды поднимался в воздух над Большим Барьерным рифом. Надо сказать, пилот достаточно осторожно себя вел над Ключевским вулканом, а ведь были очень сложные условия: сильный ветер, над лавой поднимались тепловые потоки, вертолет бросало… Мы благодарны пилоту, что он сохранил нам жизнь.

Метель не помешала вам отработать?

Дмитрий: Нет. В первый день были облака, именно та съемка самой красивой получилась. Во второй день было совершенно ясно.

Сергей Шандин: Но, если было градусов на 50 потеплее, то было бы лучше (Улыбается).

Станислав: Все три дня картинка была абсолютно разной, и вулкан выглядел очень по-разному.

04

Фото: Сергей Шандин, www.facebook.com/AirPano

Квадрокоптеры  в воздух поднимали?

Дмитрий: На таких высотах мы не рискуем запускать квадрокоптер.

Станислав: Но мы работаем над этим!

Дмитрий: Вот Стас у нас - главный пилот квадрокоптера. Пилотировал, когда мы снимали панораму извержения на Толбачике.

Станислав: Тогда с беспилотника мы сняли ближе, чем смогли подлететь на большом вертолете. Правда, после первого же полета квадрокоптер разбился.

Что случилось?

Станислав: Мороз был – 30°C. Батарея села, при посадке мотор выключился буквально около земли. Мы его, конечно, собрали и забрали с собой.

Дмитрий: Не переживайте, никакого мусора на Толбачике не осталось! (Смеется).

Сколько снимков в итоге удалось сделать в таких опасных условиях в районе Ключевского вулкана?

Дмитрий: Всего было сделано 11 сферических панорам, записали порядка 15 минут видео 360 градусов.

Фонтанирование лавы удалось заснять?

Дмитрий: Фонтанирование хорошо видно в темноте, когда снимать нужно на длительных выдержках. В вертолете это сделать невозможно.

image6

Фото: www.airpano.ru

Кто за что отвечает во время съемки?

Станислав: Роли распределяются еще до съемки, потому что есть технические задачи, а есть художественные. Но в процессе съемки мы все можем друг другу ассистировать. Полетное время очень быстро пролетает и, если ты заранее не знаешь, что нужно делать в момент съемки, то большая его часть пройдет впустую: будешь стоять и смотреть на всё это с открытым ртом.

Я сам извержения практически не видел за все три вылета. Обычно что-то успеваешь на телефон снять. В этот раз за пять часов в воздухе я только одну фотографию на телефон сделал и всё. Потом всё самое интересное смотришь уже на фото- или видеокадрах, а не в момент съемки.

Дмитрий: В общем-то, мы — фотографы универсальные, но роли были: Сергей отвечал за съемки 360 видео и фото с вертолетом в кадре или в кабине пилотов, Стас обеспечивал съемку 360 видео с уникального стабилизированного подвеса и «наводку» вертолета в моменты моей работы. Я же снимал 360 сферические панорамы и «наводил» пилотов для Стаса и Сергея. Для съемок видео в формате 4K нас уже не хватало, и мы пригласили двух друзей с Камчатки на помощь.

image14

133 478309

Фото: www.airpano.ru

Много оборудования вы привезли на Камчатку? Вы его килограммами или тоннами измеряете?

Дмитрий: Давайте считать. У нас на троих - 4 больших чемодана, 4 фотографических рюкзака и один чехол из-под лыж, набитый нашими палками и шестами. В самолетах мы пытаемся выдать его за лыжи, потому что их можно провозить бесплатно. (Смеется).

И сколько это добро весит?

Дмитрий: Чемоданы — 92 килограмма, плюс 15 килограммов — чехол для лыж, каждый из наших рюкзаков по 12-13 килограммов. Итого около 165 килограммов получается. Из вещей с собой только все необходимое. Ничего лишнего. Хотя… Я привез с собой шапочку в виде панды, которую ни разу не использовал. (Улыбается).

Проект AirPano — ваше основное место работы?

Дмитрий: Да, для нас всех.

Сколько стран и континентов уже успели посетить?

Дмитрий: В Airpano сняты все континенты.

Станислав: Буквально в конце прошлого года в Антарктиде работали. А так в моем активе около 40 стран. У Димы  — больше 80. Сергей у нас работает недавно, поэтому в составе Airpano побывал пока в шести странах, считая Россию. А вообще около 20 посетил.

Какая страна или место оставили самое яркое впечатление?

Дмитрий: Камчатка!

Вы говорите это, потому что сейчас здесь находитесь?

Дмитрий: Нет. Реально. Не было пока более успешных съемок. Мы часто летаем за границу. Там люди как бы тоже хорошие, но они иноязычные. А Камчатка нравится своей дружелюбностью. Работоспобностью.

Станислав: Люди хорошие!

Дмитрий: Хорошие. И плюс то, что мы здесь отработали уже два раза. Эти съемки – действительно одни из самых успешных съемок проекта Airpano.

По наградам об этом судите?

Дмитрий: По наградам, отзывам, собственным ощущениям.

Станислав: На нашем сайте есть раздел «Топ-20». Критериев оценки «топовости» несколько. В первую очередь — количество просмотров. Есть у нас туры-миллионники: Тадж-Махал в Индии, египетские пирамиды в Гизе… А есть еще на нашем сайте своя экспертная комиссия, которая решает «топовый» материал или нет. На Камчатке нам удавалось снимать на достаточно высоком уровне. Тут фактура такая, что плохо снять сложно.

055

Фото: Дмитрий Моисеенкоwww.airpano.ru

Дмитрий: В моем личном топе — две съемки с Камчатки: извержение Толбачика и мишки Курильского озера. Стас до этого уже  работал с животными, снимал «великую миграцию» с участием зебр и антилоп-гну. Я ранее фотографировал пингвинов в Южной Джорджии, а Стас — пингвинов в Антарктиде. Пингвины, конечно, прикольные, но интереснее всего из этого набора камчатские мишки. Мы настоящее удовольствие получили, работая с этими «актерами».

Станислав: Молодые медведи очень быстро привыкли и перестали обращать внимание на технику. Кадры интересные получились. С большого вертолета так точно не снимешь их. А мы подводили камеру практически к морде медведя, который ловил рыбу.

Убегать от мишек не пришлось?

Станислав: Нет. Только один момент был, когда инспектор отогнал от нас одного назойливого медведя. Кстати, фото вот с этой панорамы победило в 2014 году в конкурсе National Geographic «Дикая природа России-2014» в номинации «Заповедная Россия».

06

Фото: Станислав Седовwww.airpano.ru

Дмитрий: Мишки выигрывают конкурсы и нам нравятся. Это удивительное ощущение, когда вокруг тебя десяток медведей!

Станислав: Немного в мире мест, где можно так спокойно медведя поснимать в естественной среде, заснять хоть на телефон. Мишка совсем рядом с тобой, но безопасность тебе обеспечивают на высоком уровне. Медведи сытые, дружелюбные… в большинстве своем. Мы воспитаны на детских сказках, в которых медведь злым не может быть. Здесь нам быстро объяснили, что это не так: мишка может быть достаточно агрессивным и опасным животным. Но здесь баланс есть. И мишки нормально себя чувствуют, и люди могут посмотреть на них в естественной среде.

Какие места на Камчатке еще хотите заснять?

Дмитрий: Да мы всю Камчатку хотим заснять!

Станислав: Камчатка — одно из немногих мест, куда, если зовут, нет мысли ехать или не ехать. Ответ один: ехать однозначно!

Куда отправитесь после Камчатки? И много ли у вас съемок в году?

Станислав: Есть разные варианты съемок в России. Нас ждут города «Золотого кольца»: Ярославль, Сергиев Посад, Переславль-Залесский… Из зарубежных командировок — Египет и Индонезия. В среднем у нас по одной поездке в месяц. Это зависит от продолжительности поездки. Обычно едем на две недели. Чаще — тяжело.

Фотографии потом сами обрабатываете?

Станислав: У нас есть для этого отдельная профессиональная команда.

Когда панораму извержения Ключевского вулкана уже можно будет увидеть на вашем сайте?

Дмитрий: Мы ориентируемся на то, что обработка материалов займет около двух недель. Ключевской вулкан — для нас внеплановая съемка. (Улыбается).

Надеюсь, скорость камчатского интернета позволит жителям полуострова увидеть панораму извержения Ключевской сопки…  

Дмитрий: Мы оценили скорость камчатского интернета еще два года назад, когда прилетели снимать Толбачик. Обидно, что на Камчатке никто толком не может посмотреть, к примеру, сферическое видео.

Станислав: В Гонконге такой же интернет!

Сергей: Да! Я был очень этому удивлен. У меня как раз предыдущая съемка была в Гонконге: там интернета вообще нет почти.

Дмитрий: Ты бы еще Гренландию вспомнил!

Сергей: В Гренландии интернет есть, но это очень дорого и еле-еле.

Станислав: Так что вы не переживайте, Камчатка — не самое худшее место в плане интернета. Бывает интернет гораздо дороже и хуже по скорости. (Смеется).

Беседовала Леся Сурина.

Справка

AirPano — это некоммерческий проект команды энтузиастов, специализирующихся на панорамных фотографиях высокого разрешения, которые снимаются с воздуха. По географии съемок, количеству аэрофотопанорам, художественному и техническому качеству материала на сегодня AirPano — крупнейший в мире ресурс, представляющий 360° панорамы высочайшего качества, снятые с высоты птичьего полета. В 2012 году проект AirPano стал лауреатом конкурса «Премия Рунета 2012», в 2013 и 2014 годах получили грант Русского географического общества. Фотографии и панорамы AirPano  неоднократно публиковались в таких изданиях, как National Geographic, GEO, Der Spiegel, Daily Mail и десятках других. Команда AirPano ранее уже работала на Камчатке: в 2012 году фотографы снимали панораму извержения вулкана Плоский Толбачик, в 2013 году — медведей Курильского озера, Узон и Долину Гейзеров.


Предыдущая новость

Горожанам надоели завалы.



comments powered by Disqus