14:58Сб, 10 декабря 2016
8
6˚C
63.30
67.21

Информационное
агентство «Камчатка»

Автор:

Вячеслав Немышев

Дневник инструктора Семина

8 июля 2014, 11:32

«Возвращаясь домой, всегда смотришь в иллюминатор, и видишь, подлетая к городу, три «домашних» вулкана. Всегда ждешь этого момента, загадываешь — увижу — не увижу. Облака разбежались над бухтой. Увидел Авачу – ага, все получится, повезет».

Из дневника инструктора Семина.

Утром накануне восхождения спасатели ПСО Камчатского края и их начальник Александр Борисович Путятин загрузились в новенький УРАЛ-вахтовку и отправились на Авачинский перевал обеспечивать праздничные мероприятия. Снежники по руслу Сухой речки слева и справа. Свежая июльская зелень и пористый снег смотрятся оригинально.

Спасатели стартовали в семь утра и пошли напрямик по крутому склону через снежник, вышли на туристическую тропу в районе Обеденной стоянки. В восемь утра после непродолжительного инструктажа группа энтузиастов-альпинистов и любителей, всего человек 350, ступили на тропу и двинулись к вершине Авачинского. День вулкана собрал истинных любителей «километров в гору».

Несмотря на возраст, Семин отправился на восхождение. Чтобы его не узнавали, он надел красную куртку и черные очки. Когда он стремительно взбегал по склону, старые знакомцы охали вслед, что какой бешеный человек – несется и не боится сломать шею! Так инструктор Семин отмечал свое семидесятилетие.

Инструктора Семина помнят все, кто работал когда-то в «Камчаттуристе». Коренастый круглолицый человек с проницательным взглядом. Он прожил на вулканах много лет, водил туристов, взбирался на вершины. Семин жил в избушке Приюта альпинистов. В его доме был стол, кровать и кресло, напротив телевизор. Над печью он сушил одежду, в свирепые камчатские пурги читал Чехова и «Диалоги» Платона.

Инструктор Семин писал в своем дневнике: «Придумал это все это массовое восхождение мой друг Андрей Масный в память о своем трагически погибшем друге. Вот как-то в один год он сделал огромный плакат, что это восхождение в честь друга. Народ пошел наверх. И ничего необычного не было. Потом традиция прижилась на Камчатке, и вот уже моего друга Андрея Масного нет на земле, а праздник, придуманный им, стал праздником всего нашего края – Днем вулкана».

Первым к вершине поднялся далеко немолодой человек с белой шевелюрой и мускулистым телом. Он шел в одних шортах, не боялся комариных укусов, стремительно двигался к вершине – бегом. Чтобы так резво бежать по конусу мало крепких мускулов, нужно быть адаптированным к горным условиям – к пониженному содержанию кислорода в первую очередь. Человек, который идет первый раз по склону, в какой-то момент, где-то на полутора тысячах метров, начинает испытывать неприятные чувства – три шага и отдышка. Постоял, сердце перестало колотиться, и снова три шага – нехватка кислорода. Так ходят новички. Особенно по конусу.

Высота конуса семьсот метров. Это самый трудный и изнурительный участок пути к вершине. Всего же над морем Авачинский возвышается на 2 тысячи 741 метр.

Дорога на кратер по серпантину: ноги срываются на сыпучей вулканической породе – три шага вперед, один назад. Вдруг камень летит, кто-то не аккуратно ступил. Пару лет назад спасатели эвакуировали девушку. Сорвавшимся камнем ей перебило ногу. Фотографы у подножия, тяжело дыша, успевают сделать портрет стремительного седого альпиниста «номер один». Время его восхождения было зафиксировано – час сорок. Быстрее пробежал один спортсмен в прошлом году – за час двадцать. Но нашему-то под семьдесят. Как и инструктору Семину.

Поднявшись на вулкан, инструктор Семин глянул на часы и произнес: «Все, мне стукнуло семьдесят». Конечно же, его узнавали и поздравляли. Молодые матросы, солдаты и сержанты морской пехоты взошли на Авачу, и, будто в честь дня рождения инструктора Семина, подняли Андреевский и Георгиевский флаги.

Иногда Семин вспоминает старые годы: «В советское время были грамоты от ЦК Профсоюзов и от Камчаттуриста, там писалось, что духи гор, огнедышащие гамулы, выдают данную грамоту человеку, поднявшемуся на вулкан. В советское время восходило много литовцев.

В девяностые поехал интурист. Японцы. Почему японцы? Видимо Авача чем-то напоминала им Фудзи. У японцев традиция массовых восхождений давнишняя: на Фудзияму они восходят ночью, чтобы встретить на вершине рассвет. Японцы говорят, кто не был на Фудзи, тот дурак, а кто поднялся на нее дважды, дурак два раза. Третье мое восхождение на Авачинский вулкан было как награда за два предыдущих: японец, когда спустились вниз, в благодарность подарил мне горное снаряжение. Мы, инструкторы, в те времена ходили на маршруты в резиновых сапогах с брезентовыми рюкзаками. Помню, этого японца звали Гота, он много фотографировал – ездил на Авачу года три, потом пропал. Сказали, что Гота сильно разбогател, издавая цветные журналы и календари, осел в своем поместье под Токио. Я поднялся на Авачу сто сорок пять раз».

Спасатели первыми заняли позиции на вершине Авачинского вулкана, встречали туристов и интуристов: «Здравствуйте, как добрались?» Каждый, кто восходил, получал запись в специальном билете, потом внизу им вручали почетные грамоты за преодоление себя. Грамоты, как известно, подписаны были гамулами, духами вулканов.

К обеду подтянулась основная группа восходящих. Мальчик десяти лет поднимается первым, он на пятнадцать минут обогнал папу и маму. Горд. Горды папа и мама. Англичанка Маргарэт стеснительно улыбается, она последние двадцать метров почти ползла, ухватившись за спасительную веревку. Эти последние метры даются с неимоверным трудом. Специально для помощи проложен канат к вершине. Руки выламывает, когда пытаешься тянуться – забываешь, что нужно работать ногами. Но ноги уже не слушаются. А в груди рвется птица-сердце.

Кратер Авачи заполнен застывшей породой – вспученной вскипевшей магмой. Желтые участки – это серные выделения, фумаролы парят едким сероводородом. Дышать такой газовой смесью вредно. Туристы раскладывают куртки и отдыхают на красном камне. По ноздреватой черной вспученной породе не ходят, потому что это пробка, заткнувшая жерло вулкана – а вдруг провалится – никто не знает толщину этой пробки. Вулкан живет, дышит и в какой-то момент может взорваться новым извержением. Но мы-то спокойны, говорят спасатели и туристы: вулканологи отслеживают ситуацию на всех вулканах Камчатки. И предупредят, если что.

Инструктор Семин сидел на краю вулкана и смотрел в небо. Глубокое чистое пространство отделяло его от города, бухты, распиленных на ровные участки посевных полей Елизова. Там Ганалы, справа черная гряда скал, слева Вилючинский вулкан, вечные его спутники – вулканы Мутновский и Горелый.

Семин рассуждал о глупости: «Подняться на вулкан не пустое занятие. Некоторые умники, например, открутили табличку из бронзы, на которой было написано, что все, что здесь происходит, делается в честь Ленина Владимира Ильича. Сперли цветмет, одним словом – раритет с инициалами вождя. Или любители съехать на заднице по зимнику. Извините старика. Вот спросите спасателей, они расскажут, как однажды девица и двое ее друзей решили съехать на целлофановом пакетике. Съехали. Там была трещина. Переломались. Их эвакуировали вертолетом.

Авачинский вулкан называют домашним. Какой он домашний! Это серьезная гора. Идти в кедах и с дамской сумкой через плечо – верх неблагоразумия. Подняться на вулкан не пустое занятие – это преодоление себя, своих слабостей. Мой внук, поднимаясь первый раз, на конусе повторял под каждый шаг как речевку: "За папу, за маму, за деда и меня!" До извержения, когда кратер не был заполнен магматической пробкой, ходили мы с молодыми инструкторами на Авачу, им за восхождение давали сгущенку-тушенку.

Вдруг с верха прибегает девчонка-стажер, а мы на Обеденной у Жандармов ждем последних туристов. И кричит – там дед! Что такое? Какой дед? Поднялись мы наверх, а там дедок сидит, а штанины закатаны у него до колен. А тех самых колен у него и нет – протезы… "Не могу, – говорит, – сынки. Вверх получилось, а вниз протезы не дают ступать". Снесли мы дедка. Когда сидели уже в Приюте и выпивали чаю, как положено, спросили: "Ты чего, дед, поперся-то?" "А чтобы доказать своей бабке, что я еще мужик", – отвечал дед. А может это и бессмысленно – идти на вулкан... Говорят, что высшая степень интеллекта – это умение сомневаться в очевидном».

Горная болезнь – «горняшка». Некоторых она «вырубает». Нехватка кислорода сказывается. Случается, что даже на относительно небольшой высоте Авачинского вулкана люди испытывают головокружение, тошноту. Если появились симптомы «горняшки», нужно немедленно спускаться вниз. Тяжелые формы случаются на больших высотах – человек перестает адекватно воспринимать действительность, может запросто шагнуть в пропасть.

Инструктор Семин говорил, что двух недель хватает для адаптации к горным условиям; спортсмены – лыжники, биатлонисты – приезжают на Камчатку тренироваться. Здесь особенный климат, состояние атмосферы – организм спортсмена работает в экстремальном режиме. Вернувшись к себе в обычные условия, спортсмен показывает лучшие результаты.

Инструктор Семин рассказал, что однажды приехал на восхождение человек из Абакана: «Это было в семидесятые годы. Мужик посмотрел передачу про Авачинский вулкан, решил снять кино о восхождении. Готовился. Копил деньги. Купил кинокамеру и приехал на Камчатку. И здесь во время восхождения он не смог преодолеть симптомы усталости – он пел Высоцкого и молился. Потом он заплакал. Он говорил, что долгие годы шел к своей мечте – снять кино о вулкане. Инструкторы, понятное дело, помогли ему – практически на руках занесли человека к вершине. И он снял-таки свое кино.

Мы, молодые инструкторы, бегали вверх-вниз, по несколько раз в день. И курил я как паровоз. Бегу и курю. Одна женщина, она у нас участковым педиатром в районе работала, когда делала свои три шага, глядела в нашу сторону удивленно – они еще и курят!"

В этом году восхождение, а значит и День вулкана провели на месяц раньше. Почему? Люди сами виноваты. Они мусорят, а природа страдает. «Природа молчаливо ждет, когда человек научится уважать плоды труда ее», – с надеждой в голосе говорит инструктор Семин. Снежники, не успевшие растаять к июлю, стали естественной преградой для тех, кто шел на плато вулкана не ради восхождения, а ради бражного застолья и легкомысленного отдыха.

Фотографии с вершины подарил внук инструктора Семина, инструктор Семин. Улыбчивый молодой парень из Хабаровска, работающий тренером по горной подготовке в ДОСААФ. Он по просьбе своего деда и передал дневники.

«Дед сказал, что он в связи с семидесятилетием выходит на пенсию, – пояснил инструктор Семин. – И уезжает в Крым, станет выращивать помидоры на склоне какого-нибудь вулкана. Я сказал деду, что в Крыму нет вулканов. Дед ответил: раз есть горы, значит есть вулканы».

Почему вы не любите, когда вас узнают и о вас говорят, спросили инструктора Семина. «Потому что мне нравится одиночество, – ответил инструктор Семин. – Что такое вулканы? Это огромные живые горы. Вулканы стояли миллионы лет и простоят еще миллионы. А люди... Пыль космическая. Возомнили о себе, что они могут все и в праве вершить суд над природой и самими собой. Я мизантроп, вы думаете? Нет, просто я привык все точки расставлять, как оно есть.

Я прочитал «Диалоги» Платона. Знаете что такое интуиция?.. Сократа спросили, о чем он разговаривает с богом. Сократ сказал, что бог говорит ему всегда, чего делать нельзя. Это и есть интуиция. Мне подсказывает интуиция, что не стоит уезжать в Крым. Там красивая земля, но нет вулканов».

Спасатели ПСО Камчатского края и их начальник Александр Борисович Путятин долго не уезжали. Поступил сигнал, что одна девушка пропала, друзья не могут ее найти. Будто она и не сходила с вершины вулкана. Думали, гадали, ждали, что появится известие. Собирались вновь идти на вулкан, искать пропавшую девушку. Люди не слушают голоса разума, не говоря уже об инструктаже по элементарной технике безопасности...

Однако, на этот раз все обошлось. Молодые люди повздорили, но любовный треугольник разрешился, и девушка нашлась. Поехали. На обратном пути УРАЛ спасателей забуксовал в снежнике. За день снег растаял, и много машин стояли по руслу Сухой речки. Тягали друг друга, вязали к деревьям лебедки. Спасатели стали копать под колесами.

И в этот момент подъехал КАМАЗ-вахтовка, а в салоне сидела та самая девушка, которую собирались искать. Если бы она уехала раньше на своей туристической вахтовке, спасателей некому было бы вытащить. И они мучились бы до ночи, и уставшие вернулись бы на Халактырскую базу. Значит, ничего не происходит просто так, тем более на вулканах Камчатки.

 

Предыдущая новость

Сумма выплат – от 100 до 250 тысяч рублей. 



comments powered by Disqus