01:44Пн, 12 декабря 2016
7
6˚C
63.30
67.21

Информационное
агентство «Камчатка»

Автор:

Ольга Семенова

"Идущие вперед" на реке Тымлат

4 августа 2014, 15:58

Мы попали на рыбацкий стан родовой общины Нестеровых в начале августа. На моторке прошли от северного поселка Тымлат, что на восточном побережье Камчатки, до горы Острой, напротив которой и расположился их лагерь. А пока шли, на берегах реки видели другие станы, юкольники, лодки. Две собаки долго бежали вдоль берега, провожая нас заливистым лаем.

Тихо кругом. И тишина здесь особенная, острая. Пронзительно кричат чайки, плещет вода речки Тымлат, иногда трещит под мишкиной лапой кедрач.

Глава родовой общины «Етнеут» Афанасий Нестеров появляется на реке еще весной, чтобы проверить свою «дачу» и уже к началу лета переселиться сюда всем большим семейством.

У Афанасия Алексеевича шестеро детей – три сына и три дочери, а сейчас уже и десять внуков. Одна дочь живет в Петропавловске, а остальные по возможности помогают отцу на рыбалке, в хозяйстве, или просто подкидывают внуков. А те потихоньку приучаются к приемам и способам рыбалки, готовят снасти, узнают секреты нелегкого рыбацкого дела.

Сам хозяин сидит под большим навесом. Пьет чай, угощает юколой. Вокруг развешаны на просушку рыбацкие костюмы, сапоги, тут же под самой крышей краснеет рыба. Смеется – приходил пароход со стариками-туристами. Иностранцы напали на подкопченную вяленую юколу, а потом не могли никак водой напиться, ведь рыбка-то хоть и вкусная, но и изрядно соленая.

Над костром кипят котелки, у огня греется старый пес. В кружках крепкий сладкий чай. Парок улетает из-под навеса туда, где дождь и морось.

В этом году легче подсчитать хорошие дни, чем дни непогоды, – вздыхает Афанасий Нестеров. – Сейчас только из-за погоды юколу не можем сушить. Спасать нужно то, что уже сделали. Хозяйка с завтрашнего дня выходит в отпуск, и начинаем – погода-непогода – юколу резать. Нам до весны хватает всегда.

Хозяйка – жена Афанасия Алексеевича – работает в сельском детском саду. Именно по ее девичьей чавчувенской фамилии Етнеут и названа община. Етнеут переводится как "Идущая вперед". У хозяйки здесь небольшой огородик – капуста, картошка. Грядки от собак огорожены старыми рыбацкими сетями.

Максим Афанасьевич, младший сын, показывает, где что растет.

Осенью поспевает клюква, вот поле очень большое, там каждый день собирают. Женщины, дети – все уходят в поля. Рядом жимолость, морошка, шикша, голубика.

Пока же главная забота – рыба.

Кета распорядок свой поменяла. Практически с начала июня идет кета и по этот день. А она ж в августе должна идти. А горбуши мало в этом году зашло. Я ход рыбы уже изучил, 20 лет уже рыбачу на этом месте, – рассказывает Афанасий Алексеевич.

В этом году родовая община работает с новыми компаньонами. Тоже семья Нестеровых – отец и два сына. У них плавбаза маленькая, пароходик. Выловленная рыба сдается на ближний рыбокомбинат. Один хвост вне зависимости от породы – 40 рублей.

Погода не шепчет, утренняя рыбалка прошла, до вечерней есть еще время. Дождь барабанит по тенту, дети забиваются под крышу. Качели уныло мокнут под дождем. Самый младший внук просит дать ему кубики и выкладывает их замысловатыми узорами.

Разговаривать умеешь? – Кивает в ответ.

Максим включает радиоприемник и над рекой и тундрой разносится чистый голос ведущих. Говорят о книгах, Интернете и виртуальном туре в Венецию.

Батарейки меняем и слушаем. Все оттуда знаем, и что в стране, и в мире, и на Камчатке.

Говорим о рыбалке – не притесняет ли кто, не мешают ли жить и ловить рыбу? Обиды находятся. Рыбинспекция в начале лета, когда еще не успели прислать рыболовный билет, оштрафовала за сеть на реке.

Здесь повыше есть протока. Я всегда на первую рыбу сетку ставлю. Для нужд семьи, как говорится, на уху. Меня оштрафовали, что сетка стоит. А я говорю, что всегда здесь сетку ставлю и в этой протоке рыбу ловлю, – сетует глава общины.

Дочь Афанасия Алексеевича напоминает – а как нам домики жгли. Два раз жгли. Уже когда осенью все перебрались обратно в Тымлат. Только отстроили, и во второй раз сожгли, обидно. Подозрения есть, но так никого и не нашли. Афанасий машет рукою – дело давнее.

Здесь, на рыбацком стане, есть электростанция. В проходные дни, когда запрещено рыбу ловить, чтобы она дошла до своих нерестилищ и дала потомство, Афанасий Нестеров мастерит нарты, сани для снегоходов. Работает на речке с березой, здесь у него небольшая мастерская, а более основательная дома, в Тымлате, где он зимой и занимается этим полузабытым северным промыслом. Впрочем, в последние годы, когда возродилась «Берингия», когда стали возникать собачьи питомники, спрос на его продукцию сильно вырос.

– Самое главное – сплоченность и понимание друг друга. Вот с новыми компаньонами работаем, привыкаем друг к другу. На доверии. Наметились работать на долгие годы.

Вся жизнь родовой общины зависит от рыбы. От того и самый большой страх – это если в реках не станет лосося, если нечего будет заготавливать на зиму и останется семья без еды.

– Старики, они еще неграмотные были, предсказали, что со временем на восточном побережье рыбы не станет. Но они не сказали почему. Сейчас к тому и идем. Вылавливается все. Не только браконьеры на нерестилищах, но и невода в устьях. В советское время невода ставились по подходу рыбы. А сейчас они просто через каждый километр стоят. Куда ж тут рыбе деваться?

Чай допит. Пора обратно в Тымлат. Провожают нас всей семьей. Младшие внуки, Савва с Верой, залезли в лодку. Савва тянет за канат, "рулит". Для ребят привычна жизнь на воде, "дача", где ловят рыбу и собирают ягоду. Вырастут, продолжат дело старших. Здесь так принято.

Предыдущая новость

Репортаж Вячеслава Немышева с карьера Ольховый.



comments powered by Disqus