04:01Ср, 07 декабря 2016
10
6˚C
63.87
68.69

Информационное
агентство «Камчатка»

Автор:

Ольга Семенова

Телевидение, которого у нас нет

19 июня 2014, 11:21

Фото: Ольга Семенова // Информагентство "Камчатка"

Совсем недавно мне удалось побывать в Останкино, в АСК 3, чтобы увидеть, как устроился канал за год, как работают люди и что они делают. Подвигло на это случайное высказывание Анатолия Лысенко, генерального директора Общественного телевидения, который в конце апреля этого года пришел на встречу с журналистами прихрамывая, с палочкой. "Хочу сразу сказать, что палка – это не результат деятельности Общественного телевидения. Если уж оценивать этот результат, то это должны быть или костыли или каталка с мотором."

Что ж, посмотрим...

АСК-3, то есть третий аппаратно-студийный комплекс, термин старого, еще советского телевидения. Здание находится напротив огромного блока "Первого канала" и рядом с Останкинской телебашней. В помещениях ОТР все с иголочки – сияет и мигает, в рабочих кабинетах, студиях и ньюс-румах обстановка деловая. Говорят, еще полтора года назад здесь была абсолютная разруха – вспучившиеся полы, темные коридоры, грязные помещения. Вложив огромные деньги и бездну труда все удалось привести в порядок.

О черных дырах

Станислав Архипов, главный продюсер ОТР (СА):

Мы единственная несчастная компания, которая вынуждена с самого начала делать все в цифровом формате. Вещаем как телеканал мы только по Российской Федерации, а вот через Интернет на весь мир, если, конечно, есть права на контент. Нужно иметь очень много собственных программ, чтобы выходить он-лайн, потому что владельцы прав на фильмы или программы, которые мы показываем как телеканал, не продают нам право размещения в Интернете или это стоит совершенно других денег. Поэтому у нас периодически можно увидеть в Интернете черную дырку, где написано, что прав на вещание данного контента за рубеж у нас нет.

Кто посмотрит сетку нашего вещания, увидит, что вроде бы она разнообразна. На самом деле исходя из бюджета и из того, что сделано, мы сутки вещаем такой "вертушкой" из восьмичасовых блоков. По разному расставлено все, по разному спрограммировано, за исключением информации. Информация, естественно, не повторяется.

На какие средства вы существуете?

СА: Компания находится на государственном бюджете. Бюджет не подразумевает дефицит. Приходится приспосабливаться к тому бюджету, который у нас существует. У нас нет никакой коммерческой деятельности. Кредиты нам дают, мы их постепенно отдаем из бюджета текущего года, из бюджета следующего года... Надеемся, что к трехлетию компании со всеми долгами рассчитаемся.

К сожалению, значительная часть средств была потрачена на технологию, технику и так далее. Изначально было прописано: мы вещаем в мультиплексе, потому что аналоговых, дециметровых частот в стране нет. Поэтому мы попали в цифру. Чтобы вещать в цифре надо иметь: цифровую выдачу в эфир, цифровое производство, которых на тот момент в нашей стране не было. Нам пришлось сделать многое, что изначально не было заложено в бюджет. При этом сначала речь шла о сумме в 6 млрд, а реально дали в 4 раза меньше.

Но деньги вы получаете от государства. А общественное телевидение в других странах - это телевидение, живущее на деньги граждан.

СА: На сегодня любой гражданин Российской Федерации, как и любая организация, может внести свой вклад в нашу деятельность . Государство, которое в принципе и не обязано, нас финансирует на ту часть, которую считает необходимой, на то, что прописано в бюджете страны. Но мы стараемся зарабатывать. Рекламы на канале нет по указу президента, который нас учреждал. Мы можем привлекать спонсоров, заинтересованных лиц, благотворителей. Но они должны что-то увидеть. А они формируют свои рекламные спонсорские бюджеты на год вперед в мае месяце. То есть в прошлом году, когда мы начинали разговаривать со спонсорами, мы не могли им даже показать, как мы выглядим. На сегодняшний день мы зарабатываем деньги – 60, 100 миллионов. Худо-бедно, но они есть.

Рассчитываете ли вы, что степень доверия к Общественному телевидению будет выше, чем к иному телевидению в России?

СА: Чтобы получить общественный рейтинг, нужно получить рейтинг у ньюс-мейкеров, куда они выкладывают первые новости. Вот в этом плане существуют определенные тенденции. Люди привыкли быть на Первом и на Втором канале. У нас нет такой зоны охвата, у нас нет такого привязанного зрителя, хотя мы получили первые цифры и вполне они нас устраивают. Неожиданные цифры, больше, чем мы рассчитывали.

Вот, скажем, программа "ПравДа!", которая выходит три раза в сутки. Понятно, что мы размываем зрительскую аудиторию, но в каждой зоне смотрит нас примерно одно и то же количество аудитории. Значит, какой-то круг общества мы обслуживаем.

Юрий Бобуров, директор дирекции вещания ОТР (ЮБ):

ЮБ: У нас есть сайт и мы заметили, что на поисковых системах есть много ссылок на наши материалов. То есть приходят люди, видят, что висят ссылки - обращайтесь к Общественному телевидению. Совсем недавно, в марте, мы получили данные, что по степени доверия к каналу мы вошли в тройку из больших федеральных каналов – "5 канал", "Рен ТВ" и Общественное телевидение России".

Кто ваши зрители?

СА: Мы понимаем, что такой возраст, как + 25, это не наша аудитория, молодежь мы просто никак не достаем. К тому же определенное число фильмов, объем программ и документалок не попадают в сферу наших интересов, потому что наша сетка вещания, эта вертушка, не позволяет размещать какой-то фильм в вечернее время, потому что ты понимаешь, что он идет в 12 часов дня на Дальнем Востоке. Потому что нет ни "Дублей", ни "Орбит", мы идем одним каналом на страну. (Центральные каналы работают по так называемым "Орбитам", время вещания на которых из-за часовых поясов разное. Это позволяет соблюдать закон о возрастных ограничениях на просмотры контента – примечание автора)

ЮБ: А по материалам мониторинга нашего телеканала компанией TNS, наша аудитория, это в основном 55+ , начиная с 35 лет идет активный прирост, но в основном это 55 лет. И по социальному статусу это достаточно обеспеченные люди, то есть люди, которые уже состоялись и им не только интересно посмотреть, что есть на первом и втором канале, на "Дожде", но и что говорит Общественное телевидение. У них есть свои представления о жизни, свои волнения.

Среди 10 каналов – "ОТР", "РБК ТВ", "Моя планета", "МИР", "Life news", "Комсомольская правда", "Дождь", 24 Док", "RT-Russia Today" и "365 дней ТВ" мы уверенно держим первое-второе место. В чем мы реально страдаем, так это во времени смотрения. Нас в среднем смотрят в день 17 минут. Я думаю это связано с тем, что сетка у нас построена вот в таком револьверном варианте – 8 часов и три раза повторяется. В будущем мы от этого уйдем. Возможно, перейдем на орбитное вещание, технический комплекс у нас это позволяет сделать. Но все зависит от наполнения, от контента.

Сколько оригинального контента вы выпускаете в день?

ЮБ: Я по неделе скажу. У нас выходят новости, оригинальное вещание около 11 часов с половиной часов. Межпрограммка собственного наполнения – передачи, интервью, промо и анонсы – порядка 8 часов в неделю. Программа "ПравДа!" – чуть больше 7 с половиной часов, передача "Большая страна" – 5,5 – 6 часов в неделю. То есть вполне мы справляемся, набираем материал. У нас действительно проблема в том, что мало хорошего документального кино собственного производства, свежего – 2013-2014 годов. Мы вынуждены покупать на телерынках у правообладателей и у других наших партнеров-компаний материалы за не очень большие деньги ввиду ограниченности бюджета. И, к сожалению, у нас очень редко бывают собственные специальные репортажи, затратно отправлять корреспондентов, что бы они привозили интересные материалы.

Какова миссия вашего телеканала?

ЮБ: Это, конечно, быть лицом к нашему зрителю, к гражданину страны. Помогать ему решать сложности в жизни, его проблемы, его неустроенность. И для этого мы рассказываем о волонтерских организациях, общественных организациях, пытаемся разбираться в проблемах. Нам много пишут, что бы мы обратили внимание на то или это. Помогите. Расскажите. Понятно, что индивидуально Васе, Пете, Маше, Даше мы помочь не сможем. Хотя... Почему бы и нет? Если у нас в "Правде" поднимается какой-то социальный вопрос, например проект ЖКХ, который был спорный, но абсолютно четко расписывал что и в каком случае надо делать, как поступить, куда обратиться. У нас есть программа "Волонтеры", из которой можно узнать, какие организации есть, куда можно прийти и чем помочь. И это не просто место, куда можно обратиться за помощью, но и они сами приглашают людей, у которых есть силы и желание поддержать, например, инвалидов. Миссия такая, действительно общественная.

При этом, когда нас упрекают, что мы не совсем общественное телевидение, мы говорим – посмотрите, вот у нас представлены все точки зрения.

СА: Первую задачу, которую канал поставил перед собой, это научить граждан Российской Федерации общаться с государством. Нами принято, что государство существует вот здесь, принимает какие-то свои законы, а вот здесь живет гражданин. Единственное, что с него требуется, это заплатить налоги и все. На сегодняшний день существует масса инструментариев, помогающих человеку общаться с государством. Даже жаловаться человека нужно научить. И так далее, включая, что будет, как пользоваться тем, что уже есть, каковы перспективы и что нужно убирать.

Это важная миссия, но она рождает чрезвычайно скучное телевидение. Как в Германии, где в начале программы торжественно произносят: "Здравствуйте, герр профессоре, что вы нам скажете по поводу увеличения ставок налогообложения?" И два замечательных герр профессоре в течение недели по два часа в день рассказывают добропорядочному немцу, куда у него забрали 4 евро и что он за эти 4 евро получит. Все немцы говорят за это спасибо. Имеют небольшой рейтинг, тем и живут.

Вторая часть, и она совсем не отменяет первую, это рассказать гражданам Российской Федерации, что основная сила, это не государство, а самоорганизация граждан. Начиная от уборки мусора и заканчивая возможностью создавать свои технологические центры. Поскольку развлекательного или народного творчества в стиле "Шире круг!" мы сегодня физически сделать не можем, то занимаемся этой миссией.

О белых пятнах

Общественное телевидение – это не российская придумка. Оно существует в 55 странах мира. Самое известное – BBC, Великобритания, во многих развитых странах оно так же есть. Я была на общественном радио в шведском городе Мальмё и в датской телерадиокомпании DR в Копенгагене. Живут, слабо говоря, не бедно.

Главный редактор радио DR Петер Фаурхольд-Лёфваль рассказал: "Нам очень повезло. Каждый год нам привозят грузовиками деньги. В Дании каждое домохозяйство, в котором есть телевизор, радио или компьютер, платит налог. Если нет компьютера, налог меньше. Зато, если есть компьютер, люди оплачивают по максимуму, так как считается, что радио и телевидение у него уже автоматически есть."

Шесть телевизионных каналов и 10 радиостанций содержат сами граждане страны. Такое финансирование, во-первых, избавляет слушателей и зрителей от рекламы, а во-вторых, гарантирует политическую независимость. Правда, стоит это относительно недешево – около тысячи рублей на наши деньги в месяц. Платят налог один раз в два года. Неплательщиков по нашим меркам мало – около 10 процентов.

Трехэтажный ньюс-рум компании DR
Трехэтажный ньюс-рум компании DR

В соседней Швеции та же картина. Спрашиваю: "Насколько вам доверяют?" Отвечают: "Мы на третьем месте по доверию после короля и "Икеи".

Сможет ли наше Общественное телевидение заслужить такое доверие?

Думаю, все зависит от понимания того, что такое телевидение необходимо. "Как у вас нет общественного телевидения?" – так и представляется как пораженно восклицает какой-нибудь премьер-министр развитой зарубежной страны. "Как нет, вот же оно," – заявляют наши. А народ вроде как и не в курсе.

В праздничном интервью, посвященном году со дня рождения ОТР, генерального директора общественного телевидения Анатолия Лысенко спросили: "Существуют ли сегодня пожертвования на деятельность Общественного телевидения?" Он ответил: "Нам говорили, что это телевидение, существующее на общественные деньги методом сбора или платы за аренду и управляемое организацией, которая выбирается населением. Легенды!.. Посмотрите сколько людей у нас не платят за ЖКХ – за воду, за электричество и так далее. Или, к примеру, Германия. Там платят за каждое квартировладение 213 евро в год. Я задал немецким коллегам вопрос, мол, если не хочу я смотреть Общественное телевидение, могу не платить? Мне говорят: "Нет! У нас - порядок! Вы обязаны платить!". И чем тогда это отличается от финансирования из бюджета? Да, мы получаем деньги из госбюджета. Но, в конце концов, это же деньги населения."

Деньги населения, которое не знает за что платит. Предполагаю, если бы знали, то и требования к каналу и степень доверия были бы другими. А заодно и финансирование. И тогда не надо было бы работать по "револьверному" принципу.

И напоследок – бонус. Между двумя аппаратно-студийными корпусами "Останкино" есть длинный подземный коридор. Он всегда был серым и неуютным. Но буквально несколько месяцев назад его расписали художники. Все на тему телевидения и лица узнаваемые. 

Предыдущая новость

Около 20 безработных Камчатки получили возможность открыть собственное дело.



comments powered by Disqus