07:45Сб, 03 декабря 2016
7
6˚C
64.15
68.47

Информационное
агентство «Камчатка»

Автор:

Олеся Сурина

"Тревожный рюкзак" вулканолога Озерова

13 мая 2014

Алексей Озеров / Фото: Олеся Сурина / Информагентство "Камчатка"

Пока на Ключевском вулкане затишье, ведущий научный сотрудник лаборатории Института вулканологии и сейсмологии ДВО РАН Алексей Озеров пишет докторскую диссертацию. Спросите, о чём? О Ключевском вулкане. О загадках самого высокого активного вулкана Евразии и о вулканологии в целом корреспонденту ИА «Камчатка» рассказал главный вулканолог страны Алексей Озеров.

Корреспондент: Алексей Юрьевич, сколько лет вы изучаете Ключевскую сопку?

Алексей Озеров: В первый раз я побывал на Ключевском вулкане в 1982 году. Мне тогда было 25лет.

Каким было ваше первое впечатление от вулкана?

Восторг. Восхищение. Эйфория. Ощущение невероятности происходящего. Даже сверхневероятности. Я не знаю, с чем это сравнить. Нет определения для этого чувства. Ты понимаешь, что ты в нужном месте, что это тебе очень интересно, что тебя это сильно притягивает, что ты находишься в коллективе настоящих вулканологов, что тебе невероятно интересно всё, о чём тебе рассказывают и всё, чему тебя учат.

Правда, что вы побывали на всех вулканах Камчатки?

Правда. На всех активных вулканах.

В таком случае, какой вулкан ваш любимец?

Все вулканы потрясающие. По одной простой причине, потому что вулкан — это не только конус, стоящий перед нами, а еще и процесс его извержения, когда по жилам исполина течет питающая его магма, которая бурлит, выплескивается и создает незабываемые, завораживающие, феерические картины извержения. 

Мне нравятся извержения многих вулканов, но чаще всех извергается Ключевской. Он самый активный. К тому же типы его извержений самые разнообразные: есть побочные на склонах вулкана, есть вершинные лавовые и без лавы, но с выбросом большого количества бомб. Бывают извержения пароксизмальные — очень сильные, когда бомбы вылетают на высоту около одного километра, а бывают совсем слабые, даже без пепла. Приезжаешь иногда на вулкан, думаешь, сейчас возьму пробу пепла, а его совсем нет. 

Ключевской вулкан — один из самых интересных базальтовых вулканов на Земле. Если сравнивать с гавайскими извержениями, там такого разнообразия типов извержений нет. Еще нужно учитывать влияние вулканов друг на друга: как влияет Шивелуч на Безымянный, Безымянный на Ключевской и т.д. Очень интересны породы, которые поступают на поверхность с больших глубин из мантии (70-80 км), другие — образуются наверху. Чтобы понять вулкан необходимо провести комплексное изучение, любая часть исследования вулкана является важной. Что является главной составляющей извержения, основным носителем энергии? Магматическое вещество.  Поэтому надо знать какие преобразования с ним происходят: где выделяется газ, какие кристаллы образуются, на каком этапе процесс эволюции движения и вещества. Надо знать динамику извержений, особенности его, периодичность, причины резких усилений. Кстати, камчатские ученые первые в мире на Ключевском вулкане открыли новое явление — периодическое фонтанирование. Это мощнейший процесс, а порой и страшный процесс. Приходишь на вулкан. Тихо. Совсем тихо. А вдруг раз — фонтан бомб на высоту 500 м. Диаметр бомб около одного метра! И они выбрасываются непрерывным фонтаном. Потом вдруг — раз и прекращается, как бритвой отрезало.

Этот вопрос так и остался загадкой?

Эту загадку я решил. Для этого сделал экспериментальную установку моделирования — лабораторный вулкан высотой с 6-этажный дом. Установка предназначена для решения целого комплекса задач, в том числе и этой. Ведь нельзя заглянуть внутрь вулкана, чтобы посмотреть, что там происходит во время извержения, пробурить тоже нельзя. Значит, что делаем? Идем в лабораторию, собираем установку и на ней проводим прямое моделирование процесса извержения. 

Что главное в профессии вулканолога?

Главное в профессии вулканолога — проникнуть в суть явления извержения. Попытаться понять, что происходит на вулкане и по какой причине. Вулканолог должен знать свои объекты, знать, как они извергаются, а также причины изменения характера их извержения. Всё это важнейшая составляющая процесса исследования. 

А если говорить о, так называемых, «домашних вулканах», которые видны из окна вашего кабинета, вы считаете их опасными?

Я считаю их опасными. Вообще любое извержение — большая опасность, особенно, вблизи городов, населенных пунктов и дорог. У нас на Камчатке город Елизово и аэропорт расположены на отложениях грязевых потоков Авачинского и Корякского вулканов. А под Петропавловском толщина вулканических пирокластических отложений  достигает  200 метров.

Наши «домашние вулканы» — не спят, обычно наблюдается мощнейшая фумарольная деятельность. Длина шлейфа от Авачинского вулкана во время извержения 1991 года была более ста километров, и на крыльце Института вулканологии я собирал частички пепла размером до 3 мм. Хорошо, что самолеты прошли до пеплопада. Нам всем просто очень везет пока.

А ведь, кроме пепла, существуют и другие опасности: к примеру, если растает лед на Аваче или на Корякском, грязевые потоки перемоют дорогу, сметут машины и подтопят населенные пункты. Если потоки нарушат работоспособность линий электропередач, есть опасность, что город останется без света. А без электричества в любом нормальном городе через семь дней начинается эпидемия. Вариантов опасности — множество: от катастрофических до минимальных. Главное — помнить об этом и быть ко всему готовым.

У вас есть «тревожный чемоданчик»?

Есть. И у всех в Петропавловске должен быть «тревожный чемоданчик». Только не чемоданчик, а рюкзак. Чемоданчик вы далеко не унесете. 

Что же должно лежать в рюкзаке?

На Камчатке зима очень долгая, поэтому рассмотрим зимний вариант. На самом дне «тревожного рюкзака» — старые зимние ботинки, носки, комбинезон, рубашка, куртка, шапочка, две пары перчаток (!). Туда не стоит класть запас консервов, воды и другой провизии, потому что если вы сложите туда всё это, рюкзак никто не поднимет. Задача — остаться в живых. А если останетесь живы, продукты питания можно найти самостоятельно. Еще в рюкзак кладут запасные ключи от автомобиля, дачи и гаража, если такое имущество у вас имеется. Также туда пакуют ксерокопии документов. Никаких оригиналов паспортов! Вы один-два раза их достанете из рюкзака, а на место вернуть забудете.

Еще один важный момент — рассчитывайте только на себя. У вас должен быть свой «тревожный рюкзак», у супруга (супруги) — свой, у ребенка — свой. Никто ничей рюкзак не берет, если в суматохе вы потеряетесь, выживать придется самостоятельно. А вообще, конечно, это тема для отдельной беседы.

30 марта в России отметили день вулканолога. А что обычно желают вулканологам?

Вулканологам надо пожелать, чтобы им удалось проникнуть в сущность процесса извержения, чтобы их достижения в понимании механизма извержения с каждым годом становились всё более весомыми, чтобы извержения были красивыми, чтобы были силы и средства на изучение этих извержений, чтобы коллеги были приятными людьми, а ученики — способными. Пожелать, чтобы жены радовались опасной профессии своих мужей, дети — шли по стопам родителей, администрация — относилась с пониманием к темпераменту вулканологов, а на исследования были деньги. Надо желать вулканологам, чтобы извержения в наше время были не настолько опасны, чтобы эвакуировать население. А еще крепкого здоровья и удачи. Удача очень нужна вулканологам. 

Справка

Озеров Алексей Юрьевич — ведущий научный сотрудник Лаборатории активного вулканизма и динамики извержений Института вулканологии и сейсмологии ДВО РАН.

В 1981 году окончил Московский государственный университет по специальности «Геологическая съемка, поиски и разведка месторождений полезных ископаемых». В 1993 году получил ученую степень кандидата геолого-минералогических наук. С 1981 года по настоящее время — сотрудник Лаборатории активного вулканизма Института вулканологии ДВО РАН, с 1984 г. по настоящее время — начальник вулканологического отряда Института вулканологии ДВО РАН. В 1989 году возглавил Первую Российско-Американскую вулканологическую экспедицию на Камчатке, с 1997 года по 1999 — руководил крупнейшим Российско-Американским сейсмологическим проектом (участники: Институт вулканологии РАН, КОМСП РАН, Йельский и Вашингтонский университеты (США)). 1996-1998 гг. и 1999-2001 гг. — руководитель инициативных проектов Российского Фонда Фундаментальных Исследований. 

Проводил исследование извержений вулканов Горелый, Ключевской, Безымянный, Карымский, Шивелуч, Авачинский. Работал на вулканах Антарктиды, Новой Зеландии, Японии, Италии, Гавайского архипелага, Северной Америки.

Опубликовано свыше 120 научных работ. Альпинист. Спасатель.

Беседовала Олеся Сурина

Предыдущая новость

Репортаж из самого теплого места в городе.



comments powered by Disqus