18+ КГАУ «Информационное агентство “Камчатка”»
13:13 Пт, 20 октября 2017

Автор:

Олеся Сурина

Беспилотник — скорее оружие, чем игрушка

12 октября 2017, 14:10

Фото: blog.wdr.de / информационное агентство "Камчатка"

Жизнь нескольких пилотов самолётов оказалась под угрозой. Это произошло 9 мая 2017 года в Хабаровске. Дрон несанкционированно приблизился к группе авиалайнеров, выполнявших демонстрационный полёт в честь Дня Победы. Аналогичная ситуация произошла годом ранее в районе Екатеринбурга. Тогда беспилотник пролетел на расстоянии около 12 метров от вертолёта, из-за чего экипажу воздушного суда пришлось выполнить рискованный манёвр по уходу от столкновения. А в конце 2016 года квадрокоптер врезался в провода высоковольтной ЛЭП…

На основе этих данных можно сделать вывод, что модная игрушка стала вполне серьёзной угрозой безопасности полётов. По данным Росавиации, за пять месяцев 2017 года беспилотные летательные аппараты (БПЛА) нарушили воздушное пространство аэродромов 28 раз. Это в 2,3 раза чаще, чем в 2016 году.  Эксперты пришли к выводу, что большинство дронов-нарушителей можно отнести к категории любительских (с максимальной взлётной массой до 30 килограммов), то есть используемых в частных целях.

Для Камчатки проблема тоже оказалась актуальной: только за июль и август 2017 года зафиксировано три факта, каждый из которых является правонарушением. Пренебрегая нормами действующего законодательства, владельцы квадрокоптеров и других летательных устройств поднимают их в воздух в зоне снижения и набора высоты главного аэропорта края, создавая реальную угрозу безопасности полётов пассажирских авиалайнеров.

О том, как получить разрешение на полёт беспилотника, какие травмы он может причинить человеку, почему дрон нужно приравнять к автомобилю, и зачем концерн «Калашников» создал электромагнитное ружьё, рассуждает оператор квадрокоптера Михаил Москвин.

Фото: Матвей Парамошин / информационное агентство «Камчатка»

Почти все дроны вне закона

Сейчас ситуация такова, что почти все БПЛА, за исключением военных и МЧС, поднимаются в воздух нелегально. К примеру, в радиусе 50 километров от аэропорта — а в эти границы входят Петропавловск-Камчатский, Елизово, Вилючинск, Николаевка, Паратунка, Коряки, Раздольный, Кеткино, Радыгино — полёты дронов без разрешения контролирующих органов и местной администрации запрещены. Наказание для граждан — штраф от 3 до 5 тысяч рублей, для юридических лиц — от 300 до 500 тысяч рублей.

Как получить разрешение на полёт?

Для того чтобы взлететь в городе, например, для фотосъёмки объекта с высоты 100 метров, нужно пройти настоящий квест: получить разрешение на съёмку от ФСБ, МВД и местной администрации. Оператор дрона должен правильно составить полётный план. Причём, он почти ничем не отличается от документов, что готовят пилоты вертолётов/самолётов или парапланеристы.

В бумагах нужно указать точные GPS-координаты и высоту, на которой ты планируешь работать. А также точное время по Гринвичу. Все необходимые данные также за пять дней до полёта нужно по факсу отправить в Росавиацию в Москву. Полученный оттуда ответ вместе с полётным планом за три дня до вылета надо направить в Камчатаэронавигацию. В случае положительного исхода, тот же запрос нужно адресовать в Хабаровский Зональный центр ЕС ОрВД, причём сделать это нужно не позднее, чем за три часа до полёта, но и не раньше, чем за трое суток… И только, если и оттуда придёт разрешение, ты можешь рассчитывать, что сможешь летать…

Однако даже если ты приехал на съёмку с заветным разрешением на руках, но по каким-то причинам тебя не устраивает направление ветра, освещение или ещё какие-то погодные условия, то всё вышеперечисленное было впустую потраченным временем. Кстати, интересно, что для пилотов местной авиации, вертолётов, к примеру, чёткие маршруты не прописываются. Это касается воздушного пространства классов C и G. Авиаторы ориентируются на местности визуально, поэтому отклонение от заявленного маршрута в 300 метров — это нормально.

Фото: Михаил Москвин / информационное агентство «Камчатка»

Квадрокоптер — не игрушка

Квадрокоптер, потеряв один винт, становится неуправляемым. Его лопасти вращаются со скоростью 5 тысяч оборотов в минуту. На холостых — мне махом снимало кожу с пальцев, а  на полных оборотах — травмы, полученные от квадрокоптера, это страшно: разрубает до костей. Более серьёзные модели беспилотников винтами способны вскрыть автомобиль как консервный нож.

Я летаю четыре с лишним года. За это время у меня было очень много инцидентов, связанных с различными неисправностями: потеря управления, просадка аккумуляторов, сбой в работе электроники… Да, коптеры сейчас напичканы автоматикой. И она развращает. В итоге всё меньше людей умеет «летать» вручную. А при отказе автоматики, когда это происходит в первый раз, оператор теряется.

Вот представим ситуацию, на массовом мероприятии, например, Елизовском спринте, в небе над толпой народа сталкиваются два дрона. У каждого из них ломаются по винту, оба начинают неконтролируемо падать с высоты 20 метров. У операторов есть буквально секунда или две, чтобы экстренно выключить моторы.

Имитировать эту ситуацию сложно. Ты же не можешь просто обклеить пенопластом квадрокоптер, поднять его в воздух и потренироваться много раз, чтобы, в случае чего, сделать всё необходимое оперативно.

У оператора должна быть хорошая реакция, он должен уметь моментально принять решение. И даже это не страхует. Любой пилот с опытом понимает, что каждый полёт — это риск потерять оборудование. Но мало кто серьёзно к этому относится. На данный момент беспилотник — это модная игрушка. Хотя урон он может принести немалый.

На любом серьёзном мероприятии в центре Петропавловска одновременно в воздухе находятся 3–4 дрона. Была попытка создания группы в WhatsApp, где постарались собрать как можно больше операторов квадрокоптеров, чтобы знать, кто с тобой рядом летает, по максимуму обезопасить технику и людей. Это нужно, в том числе, и для того, чтобы заранее распределить высоты и не пересекаться во время полёта. Однако, как показал опыт, люди воспринимают социальные сети как место для общения и обмена картинками и видео. То есть саморегулирования не получилось, это пока не работает. Нужен внешний регулятор.

Фото: Дмитрий Пюкке / архив информационного агентства «Камчатка»

Беспилотник как машина

Я считаю, что дрон, условно говоря, можно приравнять к автомобилю. То есть, если ты хочешь запускать в воздух беспилотник, кроме покупки самого квадрокоптера, нужно пилоту пройти обучение, а также приобрести страховку. Необходима и единая система регистрации всех таких аппаратов.

Механизм регистрации частично внедрён. В соответствии с последними изменениями в Воздушный кодекс России, нижний предел по весу БПЛА теперь отсутствует. Раньше обязательной постановке на учёт подлежал любой беспилотник весом свыше 250 граммов. Сейчас даже вертолёт или квадрокоптер, купленный в магазине детских игрушек, подлежит обязательной регистрации. И, конечно, коптер, предназначенный для съёмок, нужно зарегистрировать. Его вес — 700–800 граммов. Однако «Система учёта беспилотных воздушных судов» пока не является единой и официальной.

С обучением тоже всё непросто. По моим данным, в России есть всего лишь одна лицензированная компания (Zala aero group), где отучиться может любой человек. Однако на тот момент, когда я к ним обращался, пройти курс можно было только на оборудовании Zala. Со своими беспилотниками к ним нельзя было приехать. А в документе, который ты получаешь по итогу обучения, указывается конкретная модель дрона, которой ты теперь официально имеешь право управлять.

Представители Zala сообщили мне, что, возможно, в конце года введут курс для желающих обучиться на собственной технике. Но производители этих беспилотников должны пройти обязательную сертификацию продукции в России. Тогда компания Zala получит  юридическую возможность обучать операторов этих дронов.

Отдельная проблема — авиамоделисты. Каждый из них создает индивидуальную модель. И, если крупная корпорация, которая выпустила новый дрон, просто отправляет образец и получает сертификат на всю многотысячную партию. То получение  сертификата на эксклюзивный летательный аппарат — гораздо бóльшая сложность.

Насчёт страховки, думаю, нет смысла объяснять, что это необходимость. Ведь не факт, что у тебя есть нужное количество денег, чтобы возместить ущерб, причинённый чьему-то имуществу или даже здоровью, а у страховой компании — есть.

Кстати, вот буквально летом этого года на Камчатке на борт иностранного круизного лайнера упал квадрокоптер — ошибка пилотирования. А это уже официально территория иностранного государства. И хорошо, что не на голову кому-нибудь упал… Представьте, что было бы, если бы дрон повредил дорогое оборудование лайнера или поранил иностранца?

Фото: Михаил Москвин / информационное агентство «Камчатка»

Иностранный опыт

Сегодня в разных странах единых правил полётов дронов не существует. В Британии, к примеру, БПЛА относятся к лицензируемой деятельности. И страхование — обязательное условие для каждого пилота.

В марте этого года на Камчатку прилетала иностранная съёмочная группа. Я знаю, что они не стали везти сюда своего оператора квадрокоптера, не рискнули связываться с нашим законодательством. Но у российского оператора запросили страховку и информацию об авариях во время пилотирования за последние несколько лет.

В США полёты для нелицензированных пилотов также запрещены. А ещё там есть такое правило — визуальный контроль. Если ты визуально не видишь коптер в небе, значит, ты шпионишь. Наказание будет соответствующее. Кроме того, запрещены полёты в тёмное время суток за исключением случаев, когда дрон оснащён габаритными огнями, видимыми не менее чем за 3 мили.

В Европе нельзя летать выше 150 метров. Причём, Европейское аэрокосмическое агентство предписывает не летать на квадрокоптерах ближе 50 метров от людей, транспортных средств и зданий, а также над ними.

Ружьё против беспилотников

В качестве одной из мер безопасности я бы на месте законодателей запретил поднимать все квадрокоптеры в черте города на высоту более 100 метров. Это ограничение, кстати, могли бы ввести и производители БПЛА. Также я считаю, что 3-километровая зона вокруг аэродрома, закрытая для полётов беспилотников, недостаточно большая. Надо бы её увеличить.

Фото: Матвей Парамошин / информационное агентство «Камчатка»    

Чтобы не допустить трагедии, у наземных служб аэропорта есть один вариант — развиваться в направлении безопасности полётов. К примеру, при необходимости использовать перехватчики или блокировать Wi-Fi сигнал. Нет смысла строить иллюзии насчёт того, что люди одумаются и, к примеру, перестанут пытаться заснять взлёт или посадку авиалайнера. Дроны сейчас везде, с каждым годом их будет только больше.

В Интернете уже есть видеоролики, где коптер врезается в крыло самолёта или на экстремальной высоте снимает пассажирский лайнер в воздухе во время посадки в аэропорту Испании. Ещё в Европе на несколько часов была парализована работа крупного аэропорта из-за того, что пилот заметил дрон на территории аэродрома. Представляете, какие это убытки?

Спецслужбы уже ищут способы борьбы с такими нарушителями. В конце августа 2017 года, к примеру, концерн «Калашников» продемонстрировал передовое электромагнитное ружьё REX 1, предназначенное для выведения из строя беспилотных летательных аппаратов. Внешне оно похоже на автомат. В оружие встроен блок подавления, который заглушает в радиусе пяти километров сигналы американской спутниковой навигации GPS, российской ГЛОНАСС, китайской BeiDou и европейской Galileo. Более того, ружьё способно на расстоянии до километра блокировать сигналы мобильных сетей — GSM, 3G, LTE. Ружье физически не уничтожает беспилотники. Вместо этого REX 1 нарушает канал связи с центром управления, в результате чего дрон автоматически приземляется.

Если говорить о вероятности инцидента, во-первых, если ты поднимаешься на большую высоту вблизи воздушного коридора, то есть очень небольшая вероятность, что ты потеряешь контроль над коптером. Ещё меньше вероятность того, что, потеряв контроль, дрон полетит именно в направлении самолёта. Ещё меньше вероятность того, что он с лайнером столкнется. Ещё меньше вероятность того, что в результате столкновения БПЛА причинит аэроплану какой-то вред. И ещё меньше вероятность, что от полученного вреда самолёт потерпит крушение. Но даже этот миллиардный шанс не стоит того, чтобы рисковать так ради красивого кадра.

Важный нюанс — квадрокоптер должен иметь чёткую идентификацию с хозяином. Не только на тот случай, если беспилотник потеряется, а для того, чтобы в случае какого-либо инцидента виновник не отвертелся и ответил за причинённый вред. В современных условиях дрон — это оружие.

Текст: Леся Сурина, фото: Михаил Москвин, Матвей Парамошин, Дмитрий Пюкке.

справка.jpg

Предыдущая новость

Создатели павильона Камчатского края на ВЭФ-2017: «Желание удивлять двигало наши...



comments powered by Disqus