08:04Пт, 09 декабря 2016
9
6˚C
63.39
68.25

Информационное
агентство «Камчатка»

Автор:

Олеся Сурина

Дом для бездомных

14 ноября 2013

Тэги:
интервью

 

Вот Вы, да-да, именно Вы задумывались ли когда-нибудь о том, что в данную минуту могли бы быть не в мягком кресле перед ноутбуком или монитором компьютера, а, изнывая от голода, сидеть с протянутой рукой на паперти у церкви или ночевать в подвале в грязной, дурно пахнущей одежде?

Бедность может подкрасться незаметно, от нее, как от «сумы и тюрьмы», не стоит зарекаться. Вот жил себе человек-семьянин — молодой и здоровый — ходил в море, зарабатывал прилично, а тут, вдруг, грянула «перестройка», 90-е или «революция» какая-нибудь… Пароход, на котором он работал, пришлось продать, жена подала на развод, да еще и из квартиры выписала. Первое время скитался, перебивался случайными заработками,  жил у друзей, когда кончились деньги, оказался никому не нужен. В КГУ «Центр социальной реабилитации» часто слышат такие истории и не только от рыбаков, но и от плотников, слесарей… профессия тут роли не играет. В сложную ситуацию может попасть любой человек. Здесь рады помочь каждому.

«Центр социальной реабилитации» существует на Камчатке с 1 августа 2011 года. За это время сюда обратились больше тысячи человек. Основной контингент — лица старше 18 лет, без определённого места жительства, а также лица, освободившиеся из мест лишения свободы.

Центр находится вдали от «красной линии» Петропавловска на ул. Рябиковской, 22/1. Здание этого соц. учреждения выглядит вполне симпатично: свежий ремонт, стены выкрашены в оптимистичный светло-желтый цвет, крыша — зеленая. Внутри — чисто и аккуратно.

Сюда некоторое время назад обратилась молодая девушка. Через три дня после родов её выставили за дверь из медицинского учреждения — документов не было. Новорожденного малыша забрали представители опеки. За помощью юная мама обратилась в «Центр социальной реабилитации», ей помогли восстановить паспорт, вернуть ребенка — теперь семья воссоединена.

«Мы восстанавливаем не только паспорта, но и другие документы (страховой полис, ИНН, медицинский полис)», — рассказывает мне заместитель директора по общим вопросам КГУ «Центр социальной реабилитации» Анжелика ГРАНКИНА. — «Для того, чтобы наш социальный клиент мог устроиться на работу, предоставляем регистрацию по адресу нашего учреждения, но только для тех, кто у нас проживает. Некоторых, по состоянию здоровья, мы кладем в больницу, оформляем инвалидность. Здесь эти люди могут получить консультацию юриста и психолога».

С марта 2013 года лица без определенного места жительства могут даже помыться в «Центре социально реабилитации», здесь теперь работает санитарный пропускник, где клиента осматривают, обрабатывают от насекомых, стирают одежду (или утилизируют старую) и выдают новую, моют (после чего, кстати, выдают тапочки и полотенце), оказывают медицинскую помощь, если требуется… Здесь же они получают направление на флюорографию (у Центра соглашение с тубдиспансером и 2-й городской больницей), если выявляют туберкулез, гражданина сразу направляют на лечение.

Санпропускник состоит из нескольких помещений. Попадают сюда через отдельный вход. В первой комнате — установлен специальный аппарат для дезинфекции, прибор для обеззараживания воздуха, корзины для грязной одежды, во второй — хранится специальная химия для обработки от педикулеза и чесотки. Дальше — очень даже приличная душевая и туалетная комната. Одежду, которую еще можно отстирать, подвергают дезкамерной обработке (обеззараживают), затем стирают и сушат во внутреннем дворике Центра.

Анжелика Борисовна, как часто к вам приходят мыться?

Некоторые приходят раз в месяц, некоторые стабильно раз в две недели. Каждый день не ходят, так… по мере необходимости. Хотя разные бывают… Те, кто проживает в подвалах или в теплотрассах часто больны энурезом (недержанием мочи во сне), поэтому мыться им нужно через каждые два-три дня. Это естественная болезнь от холода у человека без жилья.

По одному ходят?

За день бывает и по четыре человека. В октябре, к примеру, эту услугу получили 15 граждан.

А откуда одежду новую берете для подопечных?

Одежда не новая. Это те вещи и обувь, что приносят нам жители Петропавловка и других населенных пунктов края. Огромное им за это спасибо!

В Центре можно получить временный приют и питание, но не больше, чем на полгода. Для этого после санпропускника, если результаты флюорографии хорошие, мужчину заселяют в изолятор соц. учреждения.  Находиться здесь можно в течение 10 дней, за это время подопечному предстоит сдать анализы: на ВИЧ-инфекцию, СПИД, сифилис, гепатит и так далее. Если все нормально, он попадает в отделение временного пребывания, где для каждого индивидуально разрабатывают программу реабилитации.

Внутренние правила проживания в социальном Центре — строгие. Пьяным здесь государственные услуги не оказывают, — говорит мне во время экскурсии по соц. учреждению Анжелика Борисовна.

Иначе что? Выгоните?!

Да, выгоним, но сначала на реабилитационную комиссию вызовем…

Много зависимых людей к вам обращаются? Это наркоманы или алкоголики?

Зависимых от наркотиков очень немного. За время работы Центра было всего 2-3 человека. А вот пьют практически все. Однажды к нам парень пришел. Бывший моряк, молодой, симпатичный… Заходит, а его трясет.  Одет почему-то в женский плащ… Медики наши осмотрели, говорят — «белая горячка». Мы отвезли его в наркодиспансер, там капельницу поставили, помогли. Мужчины, освободившиеся из мест лишения свободы, если не алкоголики, то любители чифиря. Но бывают у нас и исключения. Правда, чаще всего лица, которые не пьют уже стали инвалидами как раз из-за алкоголя.

Продолжаем нашу экскурсию. Здесь — библиотека. Книг довольно много, их тоже дарят Центру камчатцы. Авторы этих изданий  — самые разнообразные: от классиков до современных фантастов. Причем, читать книги и газеты можно не только в холле рядом со стеллажами, но разрешено брать их в неограниченным количестве и к себе в комнату.

Идем дальше. «С июня 2013 года у нас работает парикмахерская», — сообщает мне Анжелика Борисовна. — «Здесь есть все необходимое. Раньше, чтобы подстричь клиентов, мы просто приглашали студентов-парикмахеров из Кооперативного техникума. Теперь у нас свой мастер. Хочу особо отметить, в нашем Центре все услуги без исключения оказывают людям, попавшим с трудную жизненную ситуацию, абсолютно бесплатно».

В этом помещении у нас молельная комната.

Она пользуется успехом?

Она пользуется популярностью среди лиц без определенного места жительства. Среди мужчин из мест лишения свободы — не всегда.

Почему? Трудно, наверно, работать с таким контингентом?

К каждому клиенту в Центре относятся уважительно, называют по имени-отчеству, в ответ они тоже стараются быть вежливыми: не хамят, не оскорбляют, не матерятся. А вот что плохо, так это то, что вакансий для наших клиентов мало. Даже если у этих граждан и была специальность, то чаще всего квалификация уже потеряна, и здоровье не позволяет занимать хорошие вакансии. Поэтому устраиваются наши подопечные дворниками, грузчиками, в фермерских хозяйствах работают…

По дороге к следующему объекту Анжелика Гранкина рассказывает очередную историю из жизни подопечных Центра:

Иногда мы сталкиваемся с почти безвыходными ситуациями. Вот, к примеру, был у нас в Центре клиент — почетный донор. По специальности строитель, с женой в разводе. Однажды спрыгнул откуда-то и серьезно повредил ногу, ходить может только с тростью. Сейчас ему 53 года. Как почетный донор он получает от государства 900 рублей в месяц. На работу его не берут, инвалидность оформить тоже невозможно по определенным причинам. До пенсии еще два года, а родственникам — не нужен. Вот как человеку в такой ситуации? Стараемся помочь, чем можем…

А был и такой неординарный случай. Наш подопечный без определенного места жительства попал в аварию, ему требовалась операция. Он обратился за помощью в Центр, здесь ему предоставили жилье, пока он готовил документы для больницы. Оказалось, что в нашем соц. учреждении в то же время жил его родной брат. Два этих взрослых человека даже друг с другом не поздоровались ни разу, проходя мимо по коридору не смотрели в сторону друг друга. Нам, даже с помощью психолога, так и не удалось узнать причину семейного конфликта, а значит, в этом вопросе и помочь не удалось».

Заглянули мы и в жилые комнаты подопечных. Они вполне могли бы называться гостиничными номерами. В каждой комнате по 2-4 кровати, душевая, туалет. Очень чисто. На больших пластиковых окнах — жалюзи. На тумбах — горы книг. Постельное белье выдают и регулярно стирают. К тому же еще и кормят тоже совершенно бесплатно. Жить можно вполне комфортно. Днем постояльцев в Центре почти не бывает: кто на работе, кто в Центре занятости, кто документы восстанавливает… За соблюдением индивидуальной программы специалисты следят строго.

Тем не менее, в Центре всегда аншлаг. Все 29 койко-мест заняты. Мало того, существует очередь на пребывание здесь (по данным на 1 ноября в ней 20 человек).

Для женщин места есть?

Нет совсем. Но услуги им оказываем в полной мере и на тех же условиях, что и мужчинам, то есть бесплатно.

Почему так?

Нет условий селить женщин отдельно.

История кого из подопечных вас особенно удивила?

История нашего гостя из Казахстана. Он пришел на Камчатку практически пешком. Говорил, что очнулся на дороге в России, весь в крови, без документов и денег, говорил, что потерял память и совершенно не помнит, что с ним случилось. Мы работали с программой «Жди меня», писали в военкоматы, УФСИН… Отправили на обследование в психоневрологический диспансер Петропавловска. Врачи сказали, что память и мышление у нашего гостя лучше, чем у многих здоровых людей. В результате оказалось, что иностранец всеми правдами и неправдами хотел заполучить российский паспорт. Не раз он нелегально пересекал границу с Россией, его отправляли обратно, в итоге разыграл этот спектакль. В декабре прошлого года его в очередной раз депортировали на родину. Одного не понимаю, почему он не захотел получить вид на жительство в России  легально?…

В «Центре социально реабилитации» всего 32 сотрудника, в их числе социальные работники, медсестры, администраторы, психолог, юрисконсульт, кадровик… Коллектив довольно молодой и по большей части женский. К примеру, социальному работнику отделения временного пребывания и реабилитации Юлии Арефьевой всего 26 лет, здесь она трудится с лета 2013 года.

Юлия, не боитесь заразиться чем-нибудь от постояльцев Центра? Ведь у них и вши, и чесотка…

Нет, у нас здесь все, кто проживает, сдают анализы и проходят флюорографическое обследование, поэтому могу сказать, что здоровы.  

С кем вам сложнее работать с бездомными или с мужчинами, освобожденными из «мест не столь отдаленных»?

Юлия: С бездомными сложнее, они не сознательные.

Анжелика Гранкина: А другие сотрудники говорят, что сложнее работать с мужчинами, освобожденными из мест лишения свободы. Они не хотят устраиваться на работу, придумывают отговорки… Привыкли, что государство их кормит, одевает…

У бездомных другая проблема. Многие из них не могут работать по состоянию здоровья. Где-то по состоянию умственному что-то недопонимают…

Деградация?

Однозначно. Это опять же вина спиртного…

Судьбу каждого подопечного сотрудники Центра отследить не в силах, но искренне радуются их успехам, когда те приходят рассказать о своей судьбе: один вернулся в семью, двое женились, у третьего скоро наследник родиться… О Центре узнает все больше народу, так как это соц. учреждение имеет статус краевого, сюда обращаются бездомные из Елизово, Вилючинска, северных поселков Камчатки, те, кто приехал на заработки и попал в трудную ситуацию.

У вас очень сложная профессия эмоционально…

В самом дела, у некоторых сотрудников заметно профессиональное выгорание, слишком близко к сердцу проблемы подопечных воспринимают. Чтобы помочь коллегам наш психолог устраивает тренинги. Стараемся выезжать куда-нибудь на отдых, а на досуге о работе не разговаривать. С другой стороны, все, когда устраивались на работу, знали, куда идут… Честно говоря, я и сама, когда шла сюда, немного побаивалась. Изучала опыт других регионов, много читала. Я уже 17 лет в социальной сфере. Сначала работала с пенсионерами и инвалидами в администрации Петропавловска, потом в Агентстве по занятости населения. Но поняла, что «социалка» мне ближе, поэтому и занимаюсь людьми, которые по-настоящему нуждаются в нашей помощи.

Если судить по вашему опыту, можно ли вернуть в общество такого опустившегося человека?

Если захочет бездомный вернуться в социум, он вернется, надо лишь усилия приложить. Есть положительные примеры. Еще, если, как вы говорите, судить по моему опыту, каждому бездомному нужно, чтобы рядом была сильная женщина. Ведущая! Потому, что сами наши подопечные — ведомые. Почему, как вы думаете, бомжами становятся? Потому что силы воли нет. Это мое наблюдение. Из-за этого же проблемы с алкоголем… Возможно, такой мужчина свою женщину должен бояться в какой-то степени.  Кстати, преступления тоже, я думаю, совершают люди ведомые. Мы же с вами не полезем в квартиру, чтобы что-то вытащить. Я лично лучше полы помою в двух организациях, у меня будут эти же 30 тысяч. А они поддаются на уговоры подельников. Это не жажда экстрима или адреналина с их стороны. Они ведомые.

В Центре всего 29 коек и постоянная очередь… Сколько коек необходимо, чтобы исправить ситуацию?

Да, площадей у нас маловато. Мне кажется, было бы достаточно 50 мест для мужчин и 20 для женщин. Министерство пытается решить этот вопрос. А еще хотелось бы, чтобы на базе Центра было бы хоть какое-нибудь производство или организовать что-то вроде художественной мастерской, к примеру, картины, поделки, сделанные руками наших подопечных, можно было бы продавать. Главное, наши подопечные были бы заняты.

И еще одна история напоследок, ее рассказала мне медсестра отделения первичного приема Наталья Навродская.

40-летняя Татьяна первый раз пришла в Центр в июне 2013 года для того, чтобы помыться. У нее обнаружили вши, чесотку… Медики сказали, придешь через два дня, мы снова обработаем раны, она пришла и ходит регулярно до сих пор. Оказалось, муж сильно избивал супругу, пил, а в итоге  выгнал Татьяну из её же квартиры. Женщина не выдержала этого потрясения и тоже, по примеру мужа, стала топить горе на дне бутылки. Около года скиталась, ночевала на улице, где придется.

«Она пришла к нам затравленная: в глаза не могла посмотреть, очень тяжело было идти на контакт с ней», — вспоминает Наталья Викторовна. «Но буквально за несколько месяцев Татьяна расправила плечи, теперь адекватно общается, ходит на консультации к психологу, восстановила свои документы и стала задумываться о том, как вернуть собственную квартиру. Кроме того, она пытается восстановить отношения с сыном. Они даже виделись с ней несколько раз, а до этого ее взрослый отпрыск очень стыдился собственной матери. Татьяну приютила у себя пожилая женщина, наша подопечная помогает ей по хозяйству и практически не пьет. Самое главное — у нее появилась цель в жизни: Татьяна хочет стать поваром, говорит, что с детства мечтала об этом. Надо сказать, образование у нашей подопечной — высшее, по профессии она — физик-математик. И дай бог, чтобы она выбралась из той ямы, куда она попала».

«Центру социальной реабилитации» остро необходима зимняя мужская одежда и обувь для граждан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Вещи принимаются ежедневно по адресу: г. Петропавловск-Камчатский, ул. Рябиковская, д. 22/1. Телефон 41-28-48. (Возможен выезд за вещами).

Более подробную информацию можно получить на сайте: www.social-center.ru

Беседовала Олеся Сурина

Предыдущая новость

Первые впечатления после эстафеты от музыканта Валерия Кравченко.



comments powered by Disqus