13:52Пт, 09 декабря 2016
8
6˚C
63.39
68.25

Информационное
агентство «Камчатка»

Автор:

Олеся Сурина

Заглянувшие в пекло

11 апреля 2014

Фото: www.volkstat.ru

Застать известного вулканолога Юрия Демянчука в краевой столице — редкая удача для журналиста. Для меня этот подарок судьбы стал неожиданностью: в канун Дня вулканолога (этот неофициальный праздник отмечают в нашей стране 30 марта) в кабинете ведущего научного сотрудника Института Вулканологии Алексея Озерова (интервью с ним также скоро появится на нашем сайте) оказался и начальник Камчатской вулканостанции поселка Ключи Юрий Демянчук. Как вы понимаете, упускать случай было нельзя.

Юрий Владимирович, вы с детства хотели стать вулканологом?

Нет. Хотя извержение вулкана Безымянный (именно с этого события, которое произошло 30 марта 1956 года, начинается история профессионального праздника вулканологов. – ред.) произошло при моей жизни. Я думаю, вулканологами становятся случайно. Сам я вот даже на Камчатку попал случайно в первый раз. Закончил Казанский государственный университет им. В. И. Ульянова-Ленина по специальности «Астрономия и геодезия». Мало связана эта деятельность с вулканологией, да? (Смеется). Но это на первый взгляд кажется. Связь есть. Астрономия и геодезия занимается высокоточными измерениями и по звездам, и на земле: измерение высокоточных углов, длин линий, высот и т.д. Те же величины используются и для определения деформации на постройке вулкана. А уже потом по этим данным можно делать какой-то прогноз.

Портрет

Демянчук Юрий Владимирович родился в 1949 года в с. Кинель-Черкассы Куйбышевской области. Закончил физический факультет Казанского государственного университета им. В. И. Ульянова-Ленина. Преподавал инженерную геодезию в Казанском инженерно-строительном институте. В 1975 году работал в Хабаровском аэрогеодезическом предприятии № 2. С 1987 года работает научным сотрудником ИВ ДВО РАН. С 2004 года и по настоящее время является начальником Камчатской вулканостанции в п. Ключи.

Чем отличается работа вулканолога от работы сейсмолога?

Люди этих профессий занимаются одним и тем же, но разными методами. Сейсмологи изучают события, которые происходят в постройке вулкана или на большой глубине, связанные с подготовкой к извержению и самим извержением. Они устанавливают сейсмические станции, обрабатывают полученную с них информацию, определяют эпицентр землетрясения и т.д.

Раньше профессия сейсмолога была окутана романтикой. На каждой станции круглогодично находился человек, который проявлял сейсмоленты и в определенное время передавал информацию в приемный центр, еще занимался охотой, рыбалкой… Сейчас сейсмостанции — автоматические: информацию передают по радиоканалу в режиме реального времени. А уже в приемном центре за компьютером целый день сидят сгорбившиеся сейсмологи и обрабатывают полученные данные. Работа — монотонная. Иногда в день происходит по две-три сотни землетрясений, и каждое надо обработать, внести в каталог… Только женщины такую работу выдерживают. Сложно заставить мужчин заниматься такой кропотливой работой . И ни тебе охоты, ни рыбалки…

ф

А в работе вулканолога романтика пока есть. Мы почти всегда «в полях». У нас в Ключах нет ни ресторанов, ни театров, ничего… поэтому приходится постоянно работать. (Смеется). А вообще в работе вулканолога есть два периода: кабинетный и полевой. Как раз в кабинете ученый обрабатывает полевую информацию за прошлый сезон, отбирает образцы лавы, планирует работу на полевой сезон следующий. А уже летом выезжает на вулкан, отбирает образцы, проводит измерения, вычисляет объемы пород извергнутых и т.д.

Много ли у нас на станции вулканологов? Говорят, такие специалисты — штучный товар.

На вулканостанции — 7 человек, включая уборщицу и водителя. Кстати, сейсмологов в Ключах тоже семеро. Во время СССР здесь работало около 40 человек, в том числе и штатные конюхи…

Конюхи? Зачем?

Как зачем? За лошадьми ухаживать. Раньше на вулканостанции были кони и собаки, они — намного лучше, чем снегоходы и даже вертолеты. На собачьих упряжках или верхом на лошади можно добраться до самого труднодоступного места практически в любую погоду. А, к примеру, вертолет — очень дорогое удовольствие, да и лётной погода бывает не всегда. К сожалению, со временем должности конюхов и некоторые другие сократили.

В каких вузах можно выучиться на вулканолога?

Конкретно на вулканолога нигде, потому что это такая собирательная профессия. Вулканологией занимаются геологи, геофизики, геохимики… Это симбиоз разных специальностей. Поэтому человек, изучающий, к примеру, геологию, может придти к нам и стать вулканологом.

Большой конкурс на эти специальности?

Если взять МГУ, то там, конечно, конкурс большой, а в наш КамГУ им. Витуса Беринга — небольшой. Кстати, с 1 апреля у нас на вулканостанции будет работать старшим инженером выпускник КамГУ, он закончил вуз в 2005 году.

Какими профессиональными качествами должен обладать вулканолог, чтобы успешно работать?

Во-первых, у него должно быть крепкое здоровье. Если заниматься полевой вулканологией, то ходить нужно много, далеко и высоко: геодезические точки находятся на высоте 1500, 2600, 3150 метров над уровнем моря… Во-вторых, как говориться, голова должна быть на месте. Вулканолог должен обладать умением мыслить, анализировать и систематизировать. Для этого необходимо хорошее образование. Нужно уметь аккуратно работать с данными, понимать профессиональные тонкости, уметь работать с литературой и постоянно учиться. Учиться каждый день. В-третьих, необходимое качество — любовь к природе, желание находиться в интересных местах. Вообще вулканологическая специальность требует большого количества навыков, большой ответственности и огромного количества знаний. Работа должна завораживать! Но, наверно, главное — желание постичь суть вещей, понять механизм вулканического процесса. А еще надо обязательно обладать интуицией.

А противопоказания есть для желающих заниматься этой профессией?

Злоупотреблять алкоголем нельзя. У нас был один хороший вулканолог, который из-за этой вредной привычки погиб. Приходят вулканологи ко мне на работу, пить и курить все бросают. У нас строго на этот счет.

Назовите плюсы и минусы вашей профессии.

Минусы — хандроз и склероз. (Смеется). Если серьезно, то основной плюс моей работы в том, что я не «привязан» ни к чему по времени: то есть, когда есть работа — я её делаю. Во-вторых, я до сих пор романтик. И мне интересна не только работа, но и то, что вокруг. К примеру, на Толбачинское извержение меня никто не посылал (Этот вулкан не входит в сферу моей работы. Мы занимаемся изучением Ключевской сопки, Безымянного и Шивелуча), но на Толбачике я был, наверное, больше всех — около 10 раз за время этого извержения, которое длилось 9 месяцев. Добирался туда на вертолете за свой счет и в составе аэрофотосъёмочной группы. Пять раз был там зимой с ночевкой в палатке. Нет ни печки, ничего. Ветер, мороз, снег… Зато к лавовому потоку подойдешь, погреешься, и радикулит проходит. (Смеется). Еще плюс — возможность фотографировать. Это хобби. Оно мне нужно и для работы и для души.

А вообще, когда дело — любимое, всё нравится. Нравится, что живу на территории вулканостанции. У меня обычный деревянный дом, есть отопление и все удобства. Когда скучно, затапливаешь печку, дрова трещат… Красота. А еще я каждый день зимой бегаю на лыжах. Вам в городе для этого нужно выезжать куда-то, а я выхожу прямо из дома, надеваю лыжи и пошел. Кстати, в марте взял «бронзу» на Всероссийской массовой лыжной гонке «Лыжня России-2014» в Ключах. А до этого пару лет назад занимал второе место. За здоровьем надо следить!

То есть минусов в вашей работе нет?

Вроде бы нет. И зарплата вроде неплохая и платят регулярно. (Смеется). Раньше со связью телефонной было сложно, теперь связь довольно-таки хорошая. И дороги есть, если что, в город всегда можно приехать.

Свою первую зарплату помните?

Да. 105 рублей. Я тогда работал младшим научным сотрудником в Казанском инженерно-строительном институте. По тем временам это были нормальные деньги. Через год работы нам повысили зарплату до 125 рублей. А когда приехал на Камчатку, в Ключи, надбавок у меня еще не было, только северный коэффициент, получал рублей 130.

Сейчас, в среднем, сколько получают вулканологи?

Где-то около 50 тысяч рублей. Но лучше в бухгалтерии спроси, зарплата — дело ответственное. (Смеется).

Может ли вулканолог построить карьеру? И есть ли перспективы у этой профессии?

Конечно! Кто-то делает карьеру, но вот мне это, например, не интересно. Мне интересна работа. Даже и не думаю о карьерном росте.

На камчатке по официальным данным зарегистрировано около 300 вулканов. Сколько из них активны сейчас? На скольких вы побывали лично?

Активны около 30 вулканов. А побывал более чем на 10 вулканах: на Толбачике, Безымянном, Ключевском, Ушковском, Овальной Зимина Шивелуче, Карымском, Горелом, Мутновском, Камбальном, Желтовском, Ильинском, в Долине гейзеров и кальдере Узон.

Сколько извержений вулканов видели? И какое считаете самым красивым?

Самое красивое, конечно, это извержение Толбачика, которое было в 2012-2013 году. Еще было очень интересное пароксизмальное вершинное извержение Ключевского в 1994 году. Мы тогда сами случайно чуть не попали под пирокластический поток. Высадились на вертолете на высоте 3000 метров. Выполнили фото и видеосъёмку, отобрали образцы с лавового потока. Как только мы взлетели, сразу сошел пирокластический поток и накрыл то место, где мы работали. Для Ключевской сопки пирокластический поток — редкое явление, но в тот момент он случился. Подождал, пока мы улетели, и сошел.

Фото: Юрий Демянчук

Чем еще опасна ваша профессия?

Для меня она не опасная. В моей жизни было четыре случая, когда я должен был погибнуть, но я всегда успевал спастись. Один раз благодаря Алексею Озерову.

Расскажите хотя бы об одном случае.

Один случай произошел на Шивелуче. Свой снегоход мы с вулканологом Сергеем Хабуная оставили внизу и поднялись к домику Купол, который построили в кратере Шивелуча. Он готовился к обеду, а я начал выполнять стереосъёмку купола, в этот момент началось извержение. Тишина неимоверная. Ветра нет совсем. Оглядываюсь, вижу — идет пирокластический поток, а там до купола всего 2 километра. Очень близко! (Пирокластический поток — дикая энергия. Беззвучная. Скорость в среднем — 30-40 км/ч. Высота потока — около 10 метров, ширина — 600-800 метров, внутри температура до 800 °C!). Подбегаю к Сергею Александровичу, кричу: «Бежим!». Добрались до снегохода, а он не едет: в коробку передач попала вода и замерзла. Мы стоим-думаем, может бросить снегоход и бежать… Хорошо, что не бросили. Растолкали его немного, и он поехал. Опередили пирокластический поток буквально на полчаса. Когда поток накрыл большую площадь снега, тот моментально растаял, и сошел громадный лахар (это грязевой поток, который образуется при резком таянии снега. Несет камни, грязь, деревья, раскаленные камни. Его скорость выше скорости селя). В тот раз, можно сказать, меня спасла интуиция. Если б мы бросили тогда снегоход, мы бы не опередили бы поток, и сейчас я с вами бы не разговаривал.

Обязательно ли вулканологу обладать навыками спасателя и альпиниста?

Обязательно. Потому что если человек попал в беду, надо выручать. За время моей работы на вулканах — с 1975 года — ни одного несчастного случая. Жизнь людей всегда важней работы.

О романтике вашей профессии слагают легенды …

Во времена нашей молодости была романтика… Народ рвался на Дальний Восток. А сейчас… идет извержение на Толбачике, а «вулканолог» сидит у иллюминатора вертолета и спит. Там такой процесс происходит!!! Разве можно его после этого вулканологом называть? Я на Толбачике все пальцы себе отморозил. Мороз –30. Ветер 25 м/с. Но процесс насколько интересный происходил, что не мог оторваться, держал пальцы на кнопках фотоаппарата и видеокамеры. Пальцы стали белые. Этот как раз тот случай, когда работа завораживает так, что забываешь про свое физическое состояние. А ведь многие вообще отказались ехать туда из-за суровых условий зимой.

Часто говорят о пепловых выбросах вулкана. Пепел на самом деле так опасен?

Опасность пепла в том, что он содержит очень много стекла, которое, попадая в турбину самолета, расплавляется и выводит её из строя. Кстати, пепловый шлейф от Ключевской сопки может протягиваться до 3 тысяч километров, что сопоставимо со шлейфом известного вулкана Эйяфьятлайокудль.

Для населения пепел опасен в первый период пеплопада, когда в нём содержится много газа. Из-за чего в желудке может образовываться кислота. В больницу как раз чаще всего и обращаются именно в первые дни, жалуются на расстройства желудка и легких. А на следующий день пепел — уже обычная пыль, правда, довольно абразивная.

Но от пепла есть и польза. Местные жители поселка Ключи считают пеплопад хорошим знаком. Говорят: «Картошка будет крупная, с детскую головку». И, как правило, эта примета подтверждается. Поскольку в пепле много всевозможных микроэлементов.

Фото: Юрий Демянчук

Есть у вулканологов преемственность поколений? Есть ли у вас достойные ученики?

Семейных династий у нас пока нет. Но вот дочь моя закончила географический факультет, приходила у меня на вулканостанции практику, писала курсовую и дипломную работу. Но когда закончила вуз, вышла замуж и сейчас в отпуске по уходу за ребенком. А ученики требуются. Но вот ставок с каждым годом становится меньше. В целом вулканология сильно изменилась за последние 50 лет. Раньше была более «полевой», сейчас — «кабинетная». Это связано с тем, что появились спутниковые технологии: спутники снимают определенные территории в разных частотных диапазонах, инфракрасном и так далее. Одним словом, технический прогресс крадет романтику из профессии.

Как отдыхают вулканологи?

Раскрою вам небольшую тайну. Самое лучшее место для отдыха — сейсмостанция Апахончич. Оттуда открывается великолепный вид на Ключевскую сопку, Камень, Безымянный, Плоский Толбачик, Острый Толбачик, Овальную Зимина, Горный зуб . Сейсмостанция расположена на восточном склоне Ключевского вулкана на высоте 750 м над уровнем моря. Раньше там жили сейсмологи, обрабатывали ленты, по радиосвязи передавали данные, вели фоторегистрацию. Сейчас этот дом заброшен. Мы его ремонтируем, но люди, которые его посещают, относятся безобразно: ломают, жгут.

Я однажды привез на застывший пирокластический поток вулкана Шивелуч группу немцев. Оттуда открывается потрясающий вид. Они сели там, на краю, и весь день сидели и смотрели. Они даже не могли себе представить, что где-либо может быть так необычно.

Фото Юрия Демянчука

Предыдущая новость

или когда на Камчатке появится хороший Интернет



comments powered by Disqus