18+ КГАУ «Информационное агентство “Камчатка”»
18:05 Сб, 24 февраля 2018
 

В гостях у счастливых людей

14 февраля 2018, 07:02

1.jpg


«Это был самый настоящий подвал. По лестнице спустились, какой-то закуточек, и там этот ЗАГС. И всё, мы туда зашли и расписались, где-то за 1 рубль 60 копеек, у нас свидетелей даже не было никаких. Он расписался, и я расписалась. Вышли — идём и хохочем. Вот и вся регистрация у нас была!». 

Именно так 1 декабря 1967 года прошла свадьба Лидии и Виктора Чуркиных. Эта фотография сделана в Петропавловске-Камчатском, а бракосочетание, о котором рассказала Лидия Кузьминична, состоялось в её родном городе — Амурске. 

В гости к чете Чуркиных мы приехали в преддверии Дня всех влюблённых в поисках истории о настоящей любви. В результате получили гораздо больше: рассказы о судьбе, вещих снах, интересных случаях из жизни и отличное настроение на недели вперёд… Да и, пожалуй, теперь всегда при воспоминании об этих людях будет становиться как-то светло на душе. Спешу поделиться этим светом с читателями.

2.jpg

Первая встреча

Познакомились Лидия и Виктор 8 марта 1967 года в санатории под Екатеринбургом (тогда — Свердловском, — Ред.). Ей — почти 19, ему — 22.

Лидия: — Мы познакомились так: я пригласила его танцевать. Мы с девчатами стояли, и тут объявили белый танец. Смотрю: вот парень, вроде бы новенький. Девчонки говорят мне: «Иди, пригласи!». А я в ответ: «Да неудобно». Но всё-таки пошла. Как пригласила, так и остались. (Смеётся).

Весь вечер Лидия и Виктор были вместе, а потом и второй день, третий, четвёртый… всего около двух недель, пока не пришло время расставаться. Вместе добрались до Хабаровска, а оттуда она — в Амурск (Хабаровский край), а он — домой, на Камчатку. После этого началась долгая переписка, по выражению Чуркиных, — «почтовый роман». Получали по одному, два, а то и три письма в день, не меньше двух листов каждое.

Невеста за сто рублей

Продолжалась переписка около полугода. А потом Виктор позвал Лидию в гости.

Лидия: — Сначала он пригласил меня: «Ты давай, приезжай ко мне, я тебе вызов сделаю». Раньше же по вызову было. А мне мама сказала: «Ты что, дочь? Ты что, поедешь? Если ты ему нравишься, если он решил жениться, то пусть сам приезжает, ничего». Я ему написала, что, если он хочет меня увидеть, пусть приезжает сам. И он получил моё письмо.

Виктор тогда ещё ничего не решил. Но занял сто рублей у соседки и в конце ноября приехал в Амурск.

Корреспондент: — А когда вы решили сделать предложение? Когда летели туда?

Виктор: — Жениться? Я когда летел, никаких планов не было. Вообще не собирался жениться, думал, поработаю года три.

— Так вы приехали и поняли: надо её забирать?

— Думаю: поеду посмотрю. (Смеёмся). Прилетел утром. Решил погулять по городу. Пошёл, а там городишко-то маленький. Посёлок. Иду ещё, смеюсь, думаю, ну и город. Вот я так походил, походил, знал, что она на работе. Заранее нашёл дом, чтобы вечером идти.

Лидия: — Так было интересно. Я бежала с работы, а впереди шёл парень. А когда встречаешься, знаешь же и походку, и всё. Вот я иду и думаю: парень идёт, а походка точно как у Виктора. Он идёт, причём по направлению к нашему дому, а я его обгоняю, не смотрю на него. Я тогда пением увлекалась, нужно было на репетицию бежать. Пришла, помыла голову, а мама на кухне готовит. Я ей говорю: «Ой, мам, ты знаешь, сейчас видела парня со стороны спины, так на Виктора похож».

— А она его не видела?

— Нет, но я рассказывала ей. Она смеётся, говорит, а что, может быть, это Виктор. Я говорю: «Да ну, мам, что ты ерундой занимаешься, вот письмо только получила, никакого намёка, ничего нет». Вытираю голову, и тут звонок в дверь. Мама говорит: «Иди, открывай». Я в ответ: «Да у меня голова мокрая». Но всё-таки пошла. Я, значит, раз — дверь открываю. И оторопела. Говорю: «Так… Это ты?».

После этого события развивались очень быстро.

Виктор: — Я зашёл, поздоровался. Как-то всё по-простому было. Мать сразу сказала: «Давайте, садитесь за стол, поужинаем». На работу к ней (Лидии, — Ред.) ходил. Там ещё смотрю, ребята все выскакивают. Они, оказывается, посмотреть на жениха. Один, второй, третий, четвёртый. Выскочат, посмотрят, и опять заскакивают. На ночь тоже оставался у них (родителей Лидии, — Ред.), в гостинице так ни разу и не переночевал.

Лидия: — А что? Есть где, у нас квартира трёхкомнатная была.

Виктор: — А мать смотрит, такое дело. Она поставила сразу флягу.

Лидия: — Самогон. (Смеётся).

Виктор: — Пока мы думали, короче говоря, она уже там нагнала самогона. А потом, дней через пять, — скоро уже и улетать.

— То есть вы лично знакомы были, грубо говоря, две недели?

Виктор: — Да, да. Так быстро, за 10 дней надо было что-то решать. Вот мы и решили: пойдём в ЗАГС. Матери говорим: «Мы поженимся». Она мне: «Ты будешь оставаться здесь?». Я говорю: «Нет, мы улетим».

Торжественной брачной церемонии не было.

Лидия: — Мы пошли, спустились в подвал. (Смеются). Там была какая-то регистрация. Он расписался, что меня «покупает», я расписалась, что за него замуж выхожу, и всё. А на второй день мама гостей собрала. У нас тогда уже билеты были. Мы вечер посидели, и через день где-то улетели. Вот и всё, вся свадьба. (Смеётся).

Мистика какая-то!

Чуркины рассказали, что их встрече сопутствовали некоторые мистические обстоятельства. Ещё до того, как Лидия пригласила Виктора на тот самый белый танец, знакомство уже состоялось в параллельной реальности — во сне.

Он приснился ей по приезду в санаторий. Пожелав «на новом месте» встретить во сне жениха, она действительно его увидела. По крайней мере, это был парень, одетый точь-в-точь так, как был одет Виктор в день их знакомства.

3.jpg

Виктор: — А я в санаторий когда приехал… Тоже интересно, всё-таки мистика какая-то. Лежу, и мне снится: заходит девушка в белой кофточке и юбочке такой короткой и садится мне на грудь. Я её толкаю, а она сидит. Проснулся от того, что рукой машу по воздуху. А через несколько дней мы с ней (Лидией, — Ред.) гуляли по аллее. Я впереди шёл. Иду, иду, а потом оглядываюсь… И оторопел: вот эта девка, которая во сне на мне сидела. Смотрю на неё: белая кофточка и юбочка. И что-то мне нехорошо как-то стало. (Смеёмся). Она ко мне подбегает: «Витя, ты что?». А я, мне кажется, аж побелел. Думаю: вот где я её видел. Она меня видела во сне, а я — её.

Лидия: — В этой одежде меня увидел, и я его в этой же одежде. И всё. Вот 50 лет вместе. (Смеются).

4.jpg

На Камчатку

Молодожёны приехали в Петропавловск-Камчатский 3 декабря, через день после свадьбы. В феврале Виктор уволился с ТЭЦ и вместе с супругой поехал к матери в Козыревск недели на две, а потом молодые вернулись в Амурск.

Виктор: — Там мы пожили какое-то время, а потом я говорю: «Что тут жить?». У них трёхкомнатная квартира, а там была мать с отцом, сестра старшая с мужем, младшая сестра, ещё и внучки. Куда там, в тесноте такой? Я говорю: «Поехали на Камчатку». Прилетели, некоторое время были у моей старшей сестры, а потом уехали в Козыревск. И там жили 10 лет.

Эта картина сейчас украшает дом Чуркиных. На ней Козыревск в исполнении камчатского художника Сергея Кадикова. Они с Виктором знакомы с самого детства.

В Козыревске Виктор и Лидия купили дом и жили вдвоём. Время летело незаметно.

Виктор: — Не задумывались о будущем как-то. Не так, как сейчас молодёжь: «А-а-а, как же мы будем жить?».

— Интересно, вы считаете, что все раньше так жили?

— Да, мне кажется, все. Жили просто: вот живём и живём. Не было никакой напряжённости, допустим, по поводу денег.

— Как-то проще относились ко всему, да?

— Да, да. Вот как так: человек пришёл из армии во флотских брюках, рубашке — и на свадьбу? Поехал за невестой. Сто рублей занял. (Смеёмся). И в Козыревске также. Подошло время отпуска — полетели. Работали, жили как-то свободно.

6.jpg

После десяти лет в Козыревске Виктор Константинович и Лидия Кузьминична три года прожили в Амурске, а потом переехали в Петропавловск. Виктор также работал на ТЭЦ электрослесарем по обслуживанию контрольно-измерительных приборов и автоматики, а Лидия — бухгалтером в РЭУ-5 на КП, в профессиональном училище № 9. В 1983 году у них родился сын Михаил, через некоторое время семья получила двухкомнатную квартиру.

Связь поколений

Отношения в семье Чуркиных доверительные, основанные на взаимном уважении, любви и дружбе. Хорошо общались и родители Виктора и Лидии: как с невесткой и зятем, так и между собой. Из Амурска на Камчатку приезжали родители Лидии, жили вместе с молодыми в Козыревске.

7.jpg

Виктор: — Мать её вообще всю зиму жила, ей очень нравилось, а отец — всё лето. Мы там с ним забор делали, он же плотник сам, строитель. И коридор нам там делал, тоже помогал. (Смеётся).

Лидия: — Его мать вообще была довольна, что у Вити такая жена. Познакомились когда, она меня сразу очень хорошо приняла. Так что у нас всё было хорошо.

8.jpg

Чета Чуркиных также в прекрасных отношениях с молодым поколением: сыном Михаилом, его женой Леной и внучкой Соней. Долгое время Чуркины младшие и старшие проживали в одной квартире. На даче, где мы и застали Лидию и Виктора, они стали постоянно жить только два года назад.

Лидия: — Она (Лена, — Ред.) звонит мне каждый день, спрашивает, как у меня дела. Приеду — она обрадуется, сяду — она рядышком со мной сядет, обнимет и новости все мне рассказывает, рассказывает. Миша говорит: «Ты ещё долго там будешь сидеть?». Она: «Ой, отстань, мы с мамой (она меня мамой называет) ещё не поговорили». Миша: «Да я сам хочу с ней поговорить». А мне смешно, я им говорю: «Что вы ругаетесь-то, что вы делите?».

9.jpg

— В чём секрет таких хороших отношений?

Лидия: — Я не знаю. Может быть, что-то… Я же никогда к ним не лезу, ничего не говорю им, не поучаю. А вообще дружим мы с ней, очень дружим.

Внучка тоже души не чает в бабушке и дедушке. Лидия Кузьминична ушла с работы, когда Соне было полтора года: постоянно была с ней. Каждое лето девочка переезжает на дачу и живёт с Виктором и Лидией.

12.jpg

В той комнате, где мы общались, кругом поделки Сони. Хозяева смеются и говорят, что это ещё не всё: многие произведения внучки после ремонта переместились на второй этаж. В свои 12 лет девочка успела попробовать себя в бисероплетении и рисовании. Картины она продаёт деду за небольшую плату.

Виктор: — Деньги? Это я её начал стимулировать, чтобы картины писала. Она их нарисует несколько и подписывает цены: 2 рубля, самая дорогая — 5 рублей. Я ей говорю: «Давай теперь считай, сколько выходит».

13.jpg

А сейчас вот эту хорошую картину нарисовала. Она подходит и говорит: «Дед, картина-то дорогая!». Вытащил тысячу и дал ей. Она пойдёт, кофточку купит.

По воле случая

Говоря о связи поколений, стоит рассказать ещё одну мистическую историю. Она, как и предыдущая, связана со снами. Дело в том, что в 2015 году Виктору приснилась давно умершая мать Лидии. По мнению супругов, это случилось не просто так.

Виктор: — Снится, как будто мы с её матерью где-то за столом сидим. Она рядом была, а потом молча так встала, пошла, оглянулась — и ничего не говорит. Просто посмотрела и ушла. А потом мы с Лидией пошли в магазин вдвоём. Дорога — лёд, ещё сверху подтаяло. Она вперёд пошла, а я задержался немножко. Подходим к воротам, и только вот на дорогу выходить... И то я её остановил: она чуть впереди была. Смотрю, а из-за поворота летит машина на скорости — и поперёк: он, видно, тормознул, и его занесло как раз туда, куда мы почти вышли, — и в сугроб. Вот если бы мы на несколько секунд раньше шли, он бы нас обоих сбил.

Лидия: — Это, видно, мама его предупредила.

Виктор: — Может быть, она пошла во сне, именно чтобы я задержался.

— А с водителем всё нормально было?

— Да, он вышел, сам очень испугался, видно, увидел нас. А так бы он ничего не смог сделать, и мы тоже. Такой, говорит, гололёд.

Противоположности притягиваются?

В ответ на этот вопрос Лидия Кузьминична улыбается и кивает головой. Она и Виктор Константинович не очень похожи. Из общих увлечений — книги, особенно исторические.

14.jpg

Виктор: — Недавно прочитал «Записки Щедрина» Виктора Борисова. Отличная книга! Он описывает, как пытался от Усть-Камчатска по реке Камчатка дойти до Мильково. Она так легко читается. Вроде как об их путешествии, и тут же он охватывает всю историю Камчатки.

Лидия: — Я начала «Щедрина» читать, его завлекла, говорю, бесподобная книга, не могу остановиться. Тем более когда жил там, знаешь все эти места и начинаешь читать, так интересно! А он у меня схватил книжку и так и не отдал, пока не прочитал.

15.jpg

— Не ругаетесь на эту тему?

— Да нет, мне есть, что читать. Насчёт этого мы спокойны.

Других общих хобби у наших героев нет. Лидия Кузьминична занимается домашним хозяйством. На ней готовка, уборка и огород. Печёт пироги, делает заготовки на зиму, воспитывает внучку. Супруг утверждает, что она — прекрасная хозяйка.

Виктор Константинович раньше увлекался рисованием. Художественные способности передались сыну, а от него — внучке. Михаил, правда, сейчас не рисует, а вот в детстве постоянно занимал первые места на конкурсах.

Виктор: — У меня был хороший альбом, большой. Я когда приехал в Петропавловск, у сестры жил на СРВ. И вот брал этот альбом, уходил на самый верх и рисовал бухту, корабли, горы… Я же из Козыревска приехал, там лес, тайга, а здесь — синь. В феврале ходил, летом ходил. Выход на бухту рисовал, скалы Три Брата.

К сожалению, рисунки не сохранились. Виктор ушёл в армию и оставил альбом у сестры. Через некоторое время к ней приехала свекровь с 14-летней дочерью. Когда Чуркин вернулся из армии, узнал, что девочка ходила на танцы и раздала все его рисунки морякам. Он так и не выяснил, зачем.

Увлечение рисованием, по словам самого Виктора Константиновича, осталось в прошлом. А вот любовь к охоте и рыбалке сохранилась с самого детства. Рыбачит чаще всего на Малой Лагерной, на специально выделенном месте, — по праву коренного жителя полуострова. Охотится в основном на утку. С тех пор как ушёл на пенсию в 2008 году, любимым занятиям получается отдавать ещё больше времени.

Лидия: — Сын только рыбачит, на охоту не пошёл: слишком жалостливый. Его однажды взяли, лет 12–13 было, и он увидел, как селезня убили. Говорит: «Я смотрю, а он ещё живой, и у него слёзы текут». Миша потом расплакался. До сих пор даже утку не ест.

Сама Лидия Кузьминична говорит, что на охоту с мужем ездила иногда по молодости. На рыбалку изредка приезжает — поесть ухи. 

16.jpg

Путешествуя по Камчатке

Именно благодаря своим увлечениям Виктор Константинович однажды познакомился с Леонидом Михайловичем Пасенюком — известным писателем и историком. Вместе они семь раз побывали в районе Толбачика: в поисках волнистой лавы.

Виктор: — Как-то мы собирались с другом на охоту, и тут он (Пасенюк, — Ред.) подошёл. Видно, искал попутчика, с кем ему съездить к вулканам: все же на работе. А у меня был отпуск. Начали разговаривать. Я говорю: «Давай сходим ради интереса». Нас на машине довезли до определённого места, а дальше мы пешком с рюкзаками по болотам. Он мне тогда сказал: «Давай вот такие искать лавы, волнистые».

17.jpg

Позже Виктор стал одним из героев книги писателя «Красота и хаос древних лав Толбачика». Ту, которую нам удалось посмотреть, Чуркину прислал в подарок Леонид Михайлович. Позже, в 2013 году, Виктор сам приезжал в гости к писателю и у него приобрёл ещё пять книг — на подарки друзьям и знакомым.

Виктор: — А это вот тётка моя с внуком (на фото ниже, — Ред.). Ей здесь под 90 лет. Тётя Феня. Он как её увидел, сразу давай фотографировать. Да ещё крупным планом: вот так подойдёт, прямо к лицу. 

18.jpg

Дело семейное

Такие разные Чуркины, как и все семейные пары, иногда ссорятся.

Виктор: — Ругаться-то ругались. Как без этого? Знаешь, вот люди, бывает, ругаются, говорят: «Давай разойдёмся». У меня, например, мысли никогда не было, что я с ней могу разойтись, бросить её.

19.jpg

— Меня вот удивляют некоторые. В Козыревске, помнишь? Мы как-то сидели за столом, и знакомая рассказывает: «Мы с мужем уже месяц не разговариваем». Я говорю: «Не разговариваете? А как, вы же на одной кровати спите?». Она: «А мы это, отворачиваемся». А мы вот если поругаемся, уже через два часа…

Лидия: — Да… Я не обращаю внимания. Он уходит обычно, за дровами или ещё куда-то.

Виктор: — А она обычно, если поругаемся, начинает что-то делать, готовить…

Лидия: — Потом он приходит, а я как-то уже всё и забыла. Говорю ему: «Чай будешь?». Он: «Конечно, давай чай» (он любитель чая). Садится, а я там ему уже то, это наложила. Он чай любит сам наливать, мне не доверяет. (Улыбается). Вот так сидит, чай пьёт… и всё, как будто даже и не вспоминаем.

— А кто у вас главный в семье?

— Мы всё время вместе, у нас нет такого, чтобы мы что-то делили. Он же у меня очень спокойный. Я-то нет, я-то очень заводная. Мне нужно всё быстро, я его ругаю, если он медленно делает. Он молчит, а потом делает так, как ему надо. (Смеётся).

14.jpg

Рецепт счастья

Секретных ингредиентов счастливой жизни Лидия и Виктор не знают: говорят, что об этом не задумывались. Конечно, не исключено, что они просто их скрывают и не хотят делиться. Однако о некоторых составляющих семейного счастья мне всё-таки удалось узнать.

— Что главное в семейной жизни?

Лидия: — Терпение и уважение. Нужно просто уважать друг друга. Не нравится тебе, но ты стерпи. Да, мне тоже другой раз не нравится, в душе начинает кипеть.

— Главное успокоиться?

— Да, главное терпение. Не надо «взрываться», кричать: это ни к чему хорошему не приведёт. Мы всегда так: я стерплю, он стерпит.

23.jpg

— Виктор Константинович, а вы как считаете, что главное в семейной жизни? В чём секрет ваших счастливых 50 лет брака?

— Самое главное — уважение. Я вот уже, например, знаю, что у меня надёжно. Уезжаю куда-нибудь и знаю, что у меня дома всё будет нормально, надеюсь на неё. Она хорошая хозяйка ещё с молодости была. Знаю, что она приготовит и накормит, и обует, и оденет. Я иногда даже не знаю свои размеры. Она сама берёт и майки, и рубашки.

— Вот вы говорите: уважение, терпение. А любовь?

Лидия: — Если бы не было любви, я бы, наверное, не вышла замуж за него. Мне он очень понравился.

24.jpg

Свадьба золотая и серебряная

В жизни Чуркиных была одна, по нынешним меркам, «настоящая» свадьба — золотая. Серебряную не отмечали: забыли.

Лидия: — Про 25-летнюю годовщину я даже и не вспомнила! Это потом уже говорю: «Вить, подожди. А сколько лет мы с тобой уже прожили?». Мы давай считать. И я говорю: «Боже мой! У нас два года тому назад было 25 лет. А что ж мы с тобой даже и не вспомнили!». А потом уже говорю: «Слушай, нам же 50 лет будет». Он говорит: «Точно». (Смеются).

25.jpg

Виктор: — Я предложил: «В ЗАГСе не были никогда, давай пойдём». И пошёл узнать, а они там так хорошо меня приняли. Девушка говорит: «Давайте-ка мы вам сделаем хорошую свадьбу». Так красиво было!

Лидия: — Мы женились заново.

Виктор: — И вот мы, я — в костюме, она — в платье, по лестнице поднимаемся наверх, двери открываются, мы заходим, с обеих сторон сидят наши гости, а нас посадили прямо за стол.

Лидия: — Я говорю: «Витя, мы с тобой, когда женились, столько не целовались!». Они всё кричат: «Горько, горько!».

Виктор: — И в ЗАГСе, и за столом. Через каждые пять минут: «Горько» да «Горько».

26.jpg

На память о золотой свадьбе у Чуркиных остались фотографии и видеозапись. Виктор хочет портрет повесить на стену рядом с фото, сделанным 50 лет назад. А Лидия говорит, что не надо: старые уже.

27.jpg

Сейчас в доме Чуркиных тихо и спокойно, но совсем скоро, летом, здесь будет много гостей. Все будут сидеть за столиком на улице, возле дома. Расцветёт сирень, всё вокруг преобразится. Приедет внучка вместе с семейным «зоопарком»: собакой и морской свинкой. Может быть, удастся полететь на материк — в Амурск.

Когда мы приехали в гости к этой семье, совсем их не знали, а прощались, как старые знакомые. В подарок нам вручили бруснику: «Как это, надо чем-то угостить». Проводили до машины.

Надеюсь, что мне удалось передать уют этого дома, гостеприимство и доброту людей, которые там живут. Счастья Лидии Кузьминичне и Виктору Константиновичу, крепкого здоровья. Пусть их окружают только хорошие и светлые люди — такие, как они сами.

Текст: Евгения Пылёва, фото: Виктор Гуменюк.

Следующая новость

Какие ноу-хау применяются в космической части № 14086? Чем кормят современных со...



comments powered by Disqus