18+ КГАУ «Информационное агентство “Камчатка”»
20:31 Чт, 27 июля 2017

Автор:

Олеся Сурина

Им сверху видно всё: Радиотелевизионная передающая станция «Сопка Мишенная»

15 мая 2017, 17:17

Как работники «РТРС» добираются на станцию после пурги? Откуда на Мишенной сопке мосты, и куда они ведут? Какой высоты основная антенная мачта? Кто портит телесигнал? И какое отношение к передающей станции на Камчатке имеет Обама?

obl.JPG 

После визита на станцию спутниковой связи «Орбита» мы не могли пройти мимо ещё одного объекта, который имеет отношение к космосу и телевещанию. Сегодня мы расскажем вам о радиотелевизионной передающей станции «Сопка Мишенная». Она находится в Петропавловске-Камчатском.

01.jpg Фото: Михаил Москвин / информационное агентство "Камчатка"

Во время апрельской распутицы путь на вершину сопки Мишенной был тернист.

02.jpg

Но, благодаря мастерству водителя Василия, наша редакционная машина преодолела горный серпантин. И вот мы у ворот охраняемого объекта. Первыми нас встречают четвероногие стражники — Малыш и Рыжий.

03.jpg Фото: Леся Сурина / информационное агентство "Камчатка"

Станция «Сопка Мишенная» находится на высоте около 380 метров над уровнем моря. Вид отсюда, конечно, потрясающе красивый.

04.jpg Фото: Михаил Москвин / информационное агентство "Камчатка"

По данным из открытых источников известно, что телевещание в Петропавловске велось с 1959 года (официально с 1961 года) из телецентра, который располагался на Никольской сопке. Но из-за того что во многих районах города приём телесигнала был неудовлетворительным, в 1983 передающую станцию перенесли сюда — на сопку Мишенную.

05.jpg

Здесь, у входа в здание, логотипов советских времен, как на «Орбите», нам обнаружить не удалось.

06.jpg

Табличка — вполне современная.

07.jpg

Знакомство со станцией мы начинаем со второго этажа. Здесь — лаборатория.

08.jpg

А вот и наш проводник в закулисный мир камчатского телевещания — ведущий инженер по организации, эксплуатации и ремонту РТПС «Сопка Мишенная» ФГУП «РТРС» Александр Слинкин.

09.jpg

Корреспондент: — Александр Яковлевич, давайте сразу определимся с терминологией. Радиотелевизионная передающая станция (РТПС) — это то же самое, что раньше называлось ОРТПЦ?

Александр Слинкин: — Нет. Областным радиотелевизионным передающим центром тогда называли весь комплекс, по всей Камчатке, а на сопке был цех. Теперь, условно говоря, у нас цех — это вся Камчатка, а мы просто станция на сопке Мишенной. То есть нас немного понизили, но объекты добавили, и работу добавили. (Смеётся).

— Какие основные задачи выполняет ваша станция?

— Задача передающей станции — тот сигнал, который идёт из Москвы, либо формируется в студии на Камчатке, донести до потребителя в наилучшем качестве. Ну и, естественно, мы должны в надлежащем виде содержать оборудование, которое необходимо для этого, а также периодически проводить его ремонт, контрольные измерения.

10.jpg

«В лаборатории у нас занимаются ремонтом оборудования. Ещё здесь мы работаем на компьютерах, например, «извлекаем» из Интернета различные схемы, — рассказывает Александр Яковлевич. — Тут трудится наш внесменный персонал».

11.jpg

На ковёр в кабинет начальника станции (а точнее, на ламинат, так как ковра нет :) мы сегодня не пойдём. Зато предлагаю изучить светящуюся карту Камчатки.

12.jpg

13.jpg

— Как видите, карта электрифицирована. Красные огоньки говорят нам о том, что в данном месте уже установлен цифровой передатчик (первый мультиплекс). А синие — это аналоговый, — вступает в разговор начальник станции «Сопка Мишенная» Юрий Берсенёв.

 14.jpg

— Какой процент Камчатского края уже охвачен мультиплексом?

Александр Слинкин: — 86,7%. Скоро сдадут два больших объекта в Вилючинске и Паратунке. И тогда получится, что юг Камчатки практически полностью охвачен мультиплексом.

15.jpg

На выходе из лаборатории мы обратили внимание на прибор времён СССР. Оказалось, что это работающий аппарат для внутренней связи. Как говорится, старый, но надёжный.

16.jpg

Рядом с лабораторией — помещение с таинственным названием «Группа АМС».

17.jpg

— Как расшифровывается «АМС»?

Александр Слинкин: — Антенно-мачтовая служба.

— У вас есть штатные альпинисты?

— Нет, у нас есть работники, которые обслуживают оборудование, расположенное на высоте: на мачтах, башнях, антеннах. Должность их так и называется — антенщик-мачтовик.

18.jpg

«Но для того чтобы работать на высоте, наши работники проходят очень серьёзную подготовку, для начала — медицинский осмотр, далее — инструктаж, обучаются безопасным методам и приёмам выполнения работ в специализированной организации, проходят проверку знаний и получают удостоверения на работу на высоте. И только после соблюдения всех требований, правил и нормативных документов они «наряжаются» в специальную амуницию, надевают каски… И можно работать», — рассказывает Александр Яковлевич.

19.jpg

— И как часто требуются услуги антенщиков-мачтовиков?

— Частенько. Но тут есть сложности. Во-первых, для того чтобы они залезли на мачту, надо понизить мощность, выключить передатчики, согласовать техостановку, и только после этого можно приступать к работам. Также у нас есть в году два дня — в мае и сентябре, когда в течение шести часов все передатчики не работают. Это так называемые плановые работы. И вот в это время можно забираться на мачту.

20.jpg

21.jpg

— Это та самая профилактика?

— Да. А аварийные работы проводят в любое время.

— И даже зимой в пургу?

— Вот в пургу нельзя лезть. Запрещено правилами и инструкциями. А вообще зимой работают, конечно. Вот недавно поднимались для того, чтобы отремонтировать антенну. Так что ребята у нас как космонавты подготовлены.

22.jpg

23.jpg

— Сапоги в крови?

— Нет! Что вы?! Это — краска! (Смеётся). Антенщики недавно красили мачту. Она должна быть красно-белой…

— И наверху есть специальная ночная лампа?

— Да. Точнее, СОМ — световое ограждение мачты. Оно нужно для того, чтобы предупреждать воздушные суда о том, что здесь есть препятствие.

Кстати, освещение включается автоматически. Для этого установлены специальные фотоэлементы.

24.jpg

Высота одной мачты — 80 метров, второй — 40 метров. Напомню, что обе они возвышаются над уровнем моря на 380 метров. Ещё бы 80 метров, и камчатская телемачта сравнялась бы по высоте с 540-метровой Останкинской телебашней, которая находится в Москве.

25.jpg

Почти из каждого окна станции видна какая-либо антенна. :)

26.jpg

— На втором этаже у нас много арендаторов (ФСО, ФСБ и так далее), потому что здесь господствующая высота. У них своя техника, свои антенны. Кабели на потолке тоже, в основном, их, — рассказывает Александр Яковлевич. — А вообще, у нас и на улице, под землёй кругом кабели, копать здесь страшно.

27.jpg

Коридор второго этажа заканчивается небольшим открытым балконом. Сотрудники станции называют его «мезонином». :)

28.jpg

Здесь закреплены несколько антенн арендаторов и камеры видеонаблюдения.

29.jpg

С балкона можно увидеть 40-метровую мачту,

30.jpg

обсерваторию вулканологов,

31.jpg

пожарную ёмкость с водой.

— Вода в ней зимой не замерзает, — говорит Александр Слинкин. — Для этого там установлен нагревательный прибор.

32.jpg

Но в итоге, всё мое внимание скоро было обращено на Петропавловск…

33.jpg

Налюбовавшись окрестностями, мы переместились в кухню.

34.jpg

Объекты «РТРС» — и «Сопка Мишенная», и «Орбита» — стали для меня почти символом тёплой уютной домашней атмосферы на работе.

35.jpg

— А теперь пойдёмте на первый этаж, где стоят наши передатчики, наши кормильцы, — приглашает нас ведущий инженер.

— Вы так их и называете?

— Да. Нам же зарплату платят за то, что мы их обслуживаем. (Улыбается).

36.jpg

Добро пожаловать в зал передатчиков. Здесь тепло и шумно.

37.jpg

— Как происходит передача телесигнала с помощью этого оборудования?

— Сигнал формируется, допустим, в Москве. Потом передается на спутник — уходит наверх, а вот «приземляется» по-разному. Передача может быть в два скачка. Например, до Камчатки сигнал сначала могут принять на станции в Хабаровске, потом снова его передадут на спутник, а оттуда он попадёт к нам. А бывает и одним «скачком». Допустим, мы приняли сигнал на станции «Орбита», там он испытывает кое-какие преобразования. Оттуда к нам по радиорелейной (расстояние около 14 километров) или по оптической линии этот сигнал поступает сюда.

38.jpg

— Затем сигнал подаётся на вход подобного передатчика. Каждый передатчик состоит из возбудителя (это — самое главное) и усилителя мощности. На выходе из возбудителя мы получаем уже рабочий сигнал. Его можно давать в эфир, но он будет очень малой мощности: через три километра будет слышно, а через пять — начнёт шипеть, — продолжает рассказ Александр Слинкин.

39.jpg

40.jpg

— И тут вступают в дело усилители?

— Да, усилители мощности. К примеру, здесь стоят 1-киловаттные передатчики. При достойной антенне они могут обеспечить хороший приём сигнала в радиусе 50 километров.

41.jpg

— Как видите, передатчиков у нас много. Но если на каждый из них ставить по отдельной антенне, то это будет очень дорого, а ещё потребуется очень много оборудования. Поэтому существует мост сложения, — объясняет Александр Яковлевич. — Сюда подходят три разные теле- или радиопрограммы,

42.jpg 

они в одном фидере передаются на одну антенну.

43.jpg

Всего станция «Сопка Мишенная» передаёт два мультиплекса (пакет из 20 каналов), 9 радиостанций и 11 телевизионных каналов (без мультиплекса).

44.jpg

Все передатчики различаются частотами. Для удобства, они подписаны.

45.jpg

В соседнем зале передатчиков ещё больше.

46.jpg

Раз мы более-менее разобрались с принципом вещания, пора подробнее познакомиться с самими передатчиками. Вот, к примеру, с помощью вот этого оборудования осуществляется вещание камчатского телеканала «Причал».

47.jpg

По словам сотрудников станции, передатчик ТК «Причал» относительно новый и довольно мощный — 5-киловаттный.  

48.jpg

Похожая аппаратура обеспечивает вещание телеканала «Россия-1» и ВГТРК «Камчатка» (на фото снизу с левой стороны, — Ред.). Мощность этого передатчика также 5-киловатт.

— У нового передатчика целых восемь усилителей. Если один из них выйдет из строя, то включится второй и так далее. Пока сломанное оборудование будет в ремонте, передатчик всё равно будет работать и работать. Это система активного резервирования, — поясняет ведущий инженер.

49.jpg

А вот у программы «СТС» передатчик постарше.

— Здесь использована система пассивного резервирования. То есть оборудование просто дублируется: один комплект работает, а второй точно такой же находится в резерве. Это дорого и неправильно, я считаю.

50.jpg

— Почему у данного передатчика есть телевизор, а у остальных — нет?

— Потому что это старый твёрдотельный передатчик, он нуждается в более тщательном контроле, так как греется сильнее новых полупроводниковых передатчиков.

51.jpg

52.jpg

Внутри него прячется вот такая лампа.

53.jpg

— На обычную лампу она не очень похожа…

— А вам обязательно, чтобы она прозрачная была и светилась? (Смеётся). Это — металлокерамический тетрод. Лампа даёт 1 киловатт.

— Сколько примерно она весит? По ощущению, очень даже тяжёлая.

— Весит, наверно, с килограмм… Тут же металл, в том числе медь, серебро…

54.jpg

В этом же помещении находятся приёмники. Сюда приходит сигнал с «Орбиты».

— Это достаточно ответственный узел. Он у нас называется соединительные линии, — рассказывает Александр Яковлевич. — Очень хлопотное дело. Тут есть контроль приёма. Постоянно происходит модернизация этого оборудования, приходят новые приёмники… Работники смены должны хорошо знать именно эту технику.

— А передатчики?

— Они теперь надежней стали. Работают себе и работают…

55.jpg

56.jpg

— А здесь у вас что?

— Измерительная аппаратура для старых передатчиков. Наверху справа — генератор испытательных сигналов, дальше осциллограф. Он похож на телевизор, только передаёт изображение сигнала — показывает искажения.

57.jpg

— Вот эти два вместе называются измеритель амплитудно-частотной характеристики. Передатчик должен передавать определенную полосу частот без искажений, тогда искажения этого сигнала будут в норме. Прибор, как видите, состоит из двух частей. Это, грубо говоря, экран, а вот здесь ведётся настройка. 

58.jpg

— Это телевизионные приёмники. Если к такому подключить видеоконтрольное устройство, то будет как бы обычный телевизор, только особо качественный, по сравнению с обычным телевизором. И у него есть возможность что-то измерить, например, звук или видео. Это тоже оборудование для контроля.

— Они на креслах лежат? Или что это за каталки?

— Это передвижные телеги. От старого оборудования остались. Они всегда ездят не туда, куда надо, потому что трёхколесные. (Улыбается).

59.jpg

Передатчик «Первого канала» один из самых новых.

60.jpg

Его мощность 5-киловатт.

61.jpg

— У данного передатчика жидкостное охлаждение. Короба находятся на улице. Система охлаждения работает по принципу автомобильного радиатора.

62.jpg

Такое же охлаждение у передатчиков первого и второго мультиплексов. Кстати, в зале, где они установлены, новые передатчики значительно прохладней.

— Это потому, что современные передатчики поставляются ещё и в комплекте с кондиционерами, — поясняет сотрудник радиотелевизионной передающей станции.

63.jpg

— Зал передатчиков — самое тёплое помещение на станции?

— Да.

— А летом как вы с жарой справляетесь?

— Летом мы можем открыть все окна. А вообще передатчики «хитрые». В таких экстремальных ситуациях они сначала снижают мощность, чтобы сильно не греться. Мы это замечаем и принимаем какие-то меры. Дополнительное охлаждение включаем, например.

64.jpg

— Передатчики у вас чьего производства?

— В основном, российского. Большая часть оборудования произведена на новосибирском заводе «Триада». Ещё есть «Микротек». Это тоже российская фирма.

— Всё это оборудование ваше?

— Практически все передатчики наши, но есть и оборудование арендаторов, которое мы обслуживаем.

65.jpg

Выходя из зала передатчиков,

66.jpg

мы попадаем в центр кодирования и мультиплексирования. Из-за системы кондиционирования в этом помещении тоже довольно холодно. По нормативам, температура воздуха не должна быть выше +18°C. Так говорят сотрудники «РТРС».

67.jpg

— Здесь стоят радиорелейные линии, приёмное оборудование для входного сигнала. Вообще ЦКМ нужен для того, чтобы делать «врезки» местных программ в федеральный цифровой сигнал. Но у нас эта техника пока используется не полностью, — рассказывает Александр Слинкин.

68.jpg

69.jpg

А вот и обратная сторона аппаратной управления и контроля.

70.jpg

Среди этого обилия всевозможных мониторов и проводит своё рабочее время оперативный персонал, смена состоит из двух человек — инженера и электромеханика телевидения.

71.jpg

Дежурные контролируют качество телесигнала, следят за камерами наружного видеонаблюдения, а также за сигнализацией. Смена находится в аппаратной круглосуточно.

72.jpg

Только на этом стенде мы насчитали 20 мониторов. Как вы понимаете, дежурный станции может одновременно оценивать картинку с каждого из них, а вот за звуком следить сложнее. Ведь даже пять разных звуковых дорожек сразу воспринимать трудно. Поэтому изображение со звуком выводится на главный экран, остальные мониторы работают «молча». На месте «главного», естественно, периодически бывают все телеканалы.

73.jpg

74.jpg

— На этот экран выводится информация о состоянии цифрового телевидения практически по всей Камчатке. И, если что-то вдруг происходит, наш оперативный работник сразу дозванивается до необходимой станции и выясняет причину, к примеру, отсутствия сигнала, — говорит Александр Яковлевич.

75.jpg

76.jpg

Сейчас на смене дежурит Борис Шамонин, электромеханик телевидения.

77.jpg

— Борис Николаевич, вам не надоедает постоянно смотреть телевизор на работе?

— Не надоедает. Почему? Потому что мы на «авторулевом» следим за изображением, у нас уже выработалась привычка. Как где-то что-то пропадает, так мы сразу выясняем…

— То есть за сюжетом телепередач не следите?

— Иногда предупреждают, тогда обращаю внимание. А так, сама посмотри, разве можно за всем уследить?

78.jpg

— А если фильмы интересные показывают, то смотрите?

— Иногда да.

— Есть ли у вас какая-то любимая программа, за которой вы постоянно наблюдаете?

— Программы нет. Но у нас есть предпочтения. Особенно внимательно мы наблюдаем за телеканалами «Россия-1», «Первый канал»… «Культура» иногда просит — по «цифре» иногда замечания идут.

— Какие-то смешные моменты во время прямых эфиров, например, замечаете? Может, оператор во время эфира камеру забыл выключить?

— Такого я не видел. Хотя бывает, что такие моменты проскакивают, когда идёт подготовка перед выходом в эфир прямой трансляции… Но это видим только мы на мониторе, а не зрители.

— Когда домой приходите, телевизор смотрите?

— Почти нет. Телевизор включают, но внимания на него я не обращаю. Занимаюсь делами.

79.jpg

— Александр Яковлевич, а сколько всего сотрудников обслуживают станцию «Сопка Мишенная»?

— В смене у нас работают 11 человек (сутки через трое), а всего — около 19. Внесменный персонал приезжает в будни к 8:30 и трудится до пяти вечера. В выходные здесь находятся дежурные.

— Женщины тоже работают в смене?

— Да, три.

— Кстати, оперативные дежурные могут немного поспать во время смены?

— Да, пару часов, предусмотрены перерывы в работе для отдыха и приёма пищи. У нас имеется комната отдыха. Бывает, что в пургу люди здесь работают даже по двое суток и по трое суток, если действительно невозможно подняться сюда, чтобы их сменить… Стихия, сами понимаете.

80.jpg

Вернувшись на второй этаж, в лабораторию, мы на пару минут отвлекли от работы ведущего инженера по организации, эксплуатации и ремонту оборудования Сергея Карманова.

81.jpg

— Сергей Данилович, что вы сейчас ремонтируете?

— Контрольный монитор. Он нужен для того, чтобы определить качество сигнала.

— Сколько лет вы трудитесь здесь?

— С 1998 года. И до этого 10 лет работал на «Орбите» в посёлке Оссора.

— Сильно отличается ваша работа здесь от работы на «Орбите»?

— В целом, по характеру моей работы, нет. Как там, так и здесь, я выполняю ремонт оборудования. Единственное — за это время техника сильно поменялась. То есть содержимое её, с точки зрения схемотехники. Сами наглядно видите, как изменились и телефоны, и компьютеры…

— Вы много лет работаете в телесети, а чем вас привлекает такая работа?

— Во-первых, это интересно. Тут непосредственно участвуешь в процессе. Доставляешь людям через телесигнал информацию, положительные эмоции…

82.jpg

— Вы работаете на большой высоте. И здесь достаточно сложные погодные условия, особенно зимой. А как вы добираетесь на работу?

— После пурги в первую очередь в работу включается  снегоуборочная техника, в частности, бульдозер. Но иногда производственная обстановка заставляет идти и по бездорожью. По пояс в снегу.

— Но вы же не в смену работаете?!

— Да, но иногда происходят аварийные ситуации, оборудование, к сожалению, выходит из строя. И, для того чтобы телезритель мог без перерывов смотреть телепрограммы, нам приходиться приходить сюда и осуществлять ремонт. А пока мы ремонтируем, работает резервное оборудование.

— А были случаи, когда из-за пурги приходилось ночевать на работе?

— Приходилось. Но это больше касается, конечно, работников смены, потому что они заступают на сутки. Тут на самом деле сложные метеоусловия, добраться сюда очень сложно физически. В прямом смысле. Были случаи, когда люди выходили на улицу, и их сбивало ветром, катило…

83.jpg

— У нас в самом деле девушку одну чуть не унесло… Пришлось  спасать, — вступает в беседу Александр Слинкин. — Пельмени её потом собирали по кустам (Улыбается). Здесь ветер просто раза в два сильней, чем внизу. Бывает даже, что нас отпускают домой из-за непогоды. А жена потом дома говорит: «Что ты так рано пришёл, хорошая же погода?». У нас на Мишенной сопке одновременно бывает три времени года: внизу — уже лето, посередине — весна, а наверху — зима.

Но в плохую погоду, если техника проехать не может (оперативная машина), мы по одному не ходим на работу и с работы. Собирается группа работников и в путь. Кто-то один — «старший группы» — время от времени переговаривается по телефону с находящимися на станции, сообщает местонахождение и сверяет маршрут передвижения.

— Положено ли вам молоко за вредность? — шучу я.

— Нет, класс условий труда, согласно специальной оценке, — два, то есть вредности нет.

84.jpg

Все прелести погоды на Мишенной сопке мы ощутили буквально через несколько минут, после того как вышли на улицу. Тут, мягко говоря, очень свежо. И это при том, что ветра практически не было. :)

85.jpg

— У нас два бульдозера. Вот этот — русский — рабочий,

86.jpg

а соседний (Caterpillar) — парадный, для ремонта, — шутит Александр Яковлевич. — Для очень дорогого ремонта, я бы сказал.

— Он работает ровно 38 часов в год, — присоединяется к разговору начальник станции Юрий Берсенёв.

87.jpg

88.jpg

— У вас тут сплошные мосты…

— Да, мостостой сплошной, — смеётся Александр Яковлевич. — Если серьёзно, то это тот самый фидерный мост, о котором мы говорили в зале передатчиков.

89.jpg

К каждой из мачт ведёт свой фидерный мост.

90.jpg

— На свежеокрашенной 80-метровой главной мачте расположены основные антенны. Передающие и не только. Есть и радиорелейные. Самая большая параболическая антенна (выше площадки) направлена на «Орбиту». А на 40-метровой — комплект антенн не полный. Есть резервирование только нескольких. Может, кто-то замечал, когда у нас проводились работы по окраске большой мачты, то «цифра» оставалась, а «Первого канала» и «России-1» не было, потому что нет резервной антенны. Просто не все радиостанции и телекомпании могут себе позволить резервные антенны, — объясняет ведущий инженер.

91.jpg

Вершины обеих мачт венчает «Сиваш» — антенна цифрового передатчика.

92.jpg

— Получается, на двух ваших мачтах антенны дублируются только отчасти?

— Да. А вот антенны арендаторов и там, и там висят.

93.jpg

На этой площадке раньше была 36-метровая антенная мачта — предшественница двух нынешних. Как видите, её давно демонтировали.

94.jpg

— Вот и наша спутниковая антенна, прямофокусная. Её диаметр 3,5 метра, — рассказывает Юрий Анатольевич. — ТНА-3,5 принимает со спутника «Ямал-401» такие программы, как «Звезда», «Че», «РенТВ»… Здесь же две антенны СТВ, их диаметр 2,4 метра.

95.jpg

— Большая эллипсообразная антенна принимает со спутника первый мультиплекс. Она — офсетная, то есть излучатель её расположен внизу. Вторая подобная антенна — для приёма второго мультиплекса со спутника «Ямал-401», — поясняет начальник станции.

96.jpg

97.jpg

С этой стороны расположены антенны телекомпаний «Причал», ВГТРК «Камчатка», а также операторов сотовой связи. 

98.jpg

— У вашего здания есть адрес?

Юрий Берсенёв: — Сопка Мишенная, дом №1. (Смеётся). Вообще, если серьезно, адреса нет. Но привязка к местности идёт по какому-то дому, у которого есть собственный адрес. Что-то типа «300 метров от этого здания на северо-восток».

— А письма вам куда нести?

— В главную контору. Она у нас на 10 километре, на проспекте Победы, 49.

— Камчатка — сейсмоопасная зона, а как ведёт себя оборудование во время землетрясений?

— Оборудование-то нормально, а вот здание… Страшновато, когда трясётся.

99.jpg

— Вы, получается, автономны?

Александр Слинкин: — Отчасти. Отопления у нас как такового нет. По сути, отапливаемся передатчиками. Вода — привозная. Здесь нет водопровода — очень высоко. И скважину не сделаешь…

— А свет?

— Электроснабжение у нас промышленное, сюда, к трансформаторной подстанции, ведёт кабель. Но есть два дизельных генератора на тот случай, если пропадёт свет. Вот старый генератор,

100.jpg

а вот — новый.

101.jpg

— Генератор запускается автоматически, где-то на 18-й секунде после пропадания электричества в общей сети. Следом возобновляет работу всё оборудование.

— И сколько вы можете провести в автономке?

— Минимального запаса топлива хватит на трое суток.

102.jpg

— Это английская техника. Баки у него мощные: два по 350 литров, один на 279 литров. За час он потребляет около 40 литров солярки, — рассказывает Александр Яковлевич.

103.jpg

— За трансформаторной у вас резервная антенна прячется?

Юрий Берсенёв: — Скорее это попытка спрятаться от помех. Когда военные «мешать» начинают, что мы только не делаем, чтобы получить качественный сигнал. Сначала даже получилось. Но антенна была другая, сетчатая, но её сдуло…

— А каким образом вам военные мешают?

Александр Слинкин: — Многие зрители знают, что часто бывают эфирные помехи, когда картинка «рассыпается». В основном это происходит по вине внешних источников. Так как мы с вами живём на окраине России, то у нас здесь очень мощная защита. И вот армейское оборудование немного с гражданским оборудованием конфликтует. Военные на нас мало обращают внимание и поэтому немного портят нам репутацию. А нам приходиться даже место приёма переносить туда-сюда. Если раньше мы принимали сигнал только на «Орбите», то теперь «убежали» в Коряки. Оттуда иногда лучше приём идёт, чем с «Орбиты». Ну, или с сопки нашей ловим, смотря откуда лучше сигнал.

Юрий Берсенёв: — Бывает даже, что заходит в Авачинскую бухту пароход и «забивает» нам сигнал, приходится менять точку приёма. И даже пролетающий самолёт может помешать качеству телевещания…

104.jpg

— А парапланеристы и туристы не докучают вам?

Александр Слинкин: — Парапланеристы летают, ну и пусть летают, а туристы иногда заходят.

— Выгоняете?

— Бывает. У нас ведь режимный объект, забором огороженный, хоть его и не видно местами из-за сугробов. Собаки Малыш и Рыжий привязаны. А ещё у нас тут маленький чёрный пёс бегает (мы его зовём Обама), так он очень добрый парень…

WhatsApp Image 2017-05-18 at 13.01.55.jpeg

— Парочки бесстыдников гонять приходилось? — шучу я.

— Парочки занимаются своими делами вдоль дороги… Они уже замучили нашего бульдозериста. Он рассказывает: «После пурги еду, дорогу чищу, а за мной уже несколько автомобилей с парочками выстроились». Ужас какой-то! (Смеётся).

— Вы говорили, что у вас сдуло сетчатую антенну. Это — нормально явление?

— Тут такие ветра! Я искренне удивляюсь, как на мачте вообще что-то висит ещё! Правда, сдувает иногда… Вот недавно представители ФСБ повесили «чашку», а её сдуло.

— Поэтому производители и делают антенны такими маленькими? Чтобы парусность была меньше?

— Они стараются, но всё равно не угадывают. С некоторых антенн сбивает так называемый директор. Это такая пластинка, которая крепится на двух хороших болтах. А без неё ухудшается способность передачи сигнала. Поэтому их приходится по-своему укреплять. Некоторые антенны закрыты специальной радиопрозрачной тканью, чтобы внутрь не попадал снег. Так эту ткань срывает, уносит… Приходится тоже делать её самим.

106.jpg

— А ещё одна треть высоты мачты — это опасная зона. Рядом с ней надо ходить в каске. После обледенения мачты с неё летят такие «лопухи»… Нам сразу говорят: «Убирайте машины подальше». А на самой мачте, если посмотреть, можно увидеть погнутые антенны. Они как раз ото льда пострадали.

107.jpg

— Александр Яковлевич, правда, что вы работаете на станции с 1977 года? И всего одна запись в трудовой книжке?

Александр Слинкин: — Записей там много: наше предприятие же много раз меняло название, хотя контора одна. А я вот как назывался Александр Яковлевич, так и называюсь. (Смеётся).

— То есть, как пришли сюда после института, так и работаете?

— Я пришёл ещё на Никольскую сопку, потом переехали сюда. И вот с тех пор здесь.

— И чем же вас привлекает такая работа?

— Как говорится, не мы выбираем работу, а работа нас выбирает. Меня вот такая работа выбрала. Я привык уже. Куда теперь пойдёшь?

108.jpg

— Юрий Анатольевич, а вы сколько лет на Мишенной сопке работаете?

Юрий Берсенёв: — Шесть лет. Я сам с Урала, из Свердловской области.

109.jpg

— Когда у работников «РТРС» профессиональный праздник?

Юрий Берсенёв: — 7 мая — День радио. Кстати, в этом году 19 сентября у дальневосточного филиала — юбилей, 90 лет!

— На станции трудятся в основном инженеры, электромеханики и техники. А существует ли какой-то особый ритуал посвящения, например, в инженеры?

— Надо придумать. (Смеётся).

Александр Слинкин: — У нас есть местная притча. Мы считаем, что эта сопка фильтрует людей: плохие люди отсюда сразу уходят. Те, кто не хотят через себя переступить, здесь не задерживаются…

Юрий Берсенёв: — Здесь много непрофильной, хозяйственной работы. У нас большая территория, мы многое делаем: и забор строим, и крышу заливаем… Собачек тоже кормить надо.

Александр Слинкин: — Особенно после новогодних каникул они у нас толстеют сразу — столько косточек им приносим…

— Я слышала, что на «РТРС» очень развита преемственность поколений. У вас тут тоже есть династии?

Юрий Берсенёв: — У меня, можно сказать, династия. Сюда сначала пришёл на работу сын, потом и меня привёл. Ещё в конторе у нас есть династия Солодовниковых.

Александр Слинкин: — Правда, со всей этой модернизацией, «цифра», наверно, скоро вытеснит отсюда аналоговые передатчики вместе с коллективом. (Смеётся). А зачем им здесь столько народу, если будут всего два-три передатчика стоять? А управлять будут дистанционно, из Хабаровска.

110.jpg

Я же надеюсь, что на радиотелевизионной передающей станции «Сопка Мишенная» всегда будет место для хороших людей. Желаю работникам «РТРС» спокойных дежурств, устойчивого сигнала и хорошей погоды! :)

111.jpg

Текст: Леся Сурина, фото: Виктор Гуменюк.

Другие материалы фотопроекта «Посторонним В» здесь.

Предыдущая новость

Что объединяет космическую связь и живопись? Как чистят от снега 12-метровую ант...



comments powered by Disqus